Сказание о Борисе и Глебе – (Библиотека литературы Древней Руси)
 

СКАЗАНИЕ О БОРИСЕ И ГЛЕБЕ

Подготовка текста, перевод и комментарии Л. А. Дмитриева

Текст:

В 1015 г. умер киевский князь Владимир IСвятославич. Киевский великокняжеский стол занял Святополк. По старшинству онимел право претендовать на это, но обстоятельства рождения Святополка ихарактер отношения к нему Владимира заставляли его опасаться за прочностьсвоего положения. За 35 лет до этих событий, в 980 г., Владимир, убивсвоего старшего брата Ярополка, княжившего в Киеве, взял себе в жены егобеременную жену «грекиню» (гречанку). Таким образом, хотя Святополк родился,когда его мать являлась женой Владимира I, он былсыном не Владимира, а Ярополка. Поэтому-то, как говорит «Сказание о Борисе иГлебе»,— «и не любляаше его» Владимир. Стремясь утвердиться на киевскомвеликокняжеском престоле, Святополк стал уничтожать своих возможных соперников.Были убиты по его приказанию сыновья Владимира Святослав, Борис и Глеб. Вборьбу за киевский княжеский стол вступил княживший в Новгороде сын Владимираот Рогнеды Ярослав, прозванный впоследствии Мудрым. В результате упорной идлительной борьбы, продолжавшейся до 1019 г. и окончившейся поражением игибелью Святополка, Ярослав утвердился на киевском престоле (княжил до1054 г.). Деятельность Ярослава была направлена на усиление могущества исамостоятельности Руси. Важное государственное и политическое значение в этомпроцессе приобретало положение русской церкви. Стремясь укрепить независимостьрусской церкви от Византии, Ярослав добивался канонизации (признания святыми)русских государственных и церковных деятелей. Такими первыми, официальнопризнанными Византией русскими святыми стали погибшие в межкняжеских распряхБорис и Глеб. В честь Бориса и Глеба был установлен церковный праздник (24июля), причисленный к великим годовым праздникам русской церкви.

Культ Бориса и Глеба имел важное государственно-политическоезначение. Поведением Бориса и Глеба, не поднявших руки на старшего брата даже взащиту своей жизни, освящалась идея родового старшинства в системе княжескойиерархии: князья, не нарушившие этой заповеди, стали святыми. Политическаятенденция почитания первых русских святых заключалась в осуждении княжескихраспрь, в стремлении укрепить государственное единство Руси на основе строгогособлюдения феодальных взаимоотношений между князьями: все князья — братья, ностаршие обязаны защищать младших и покровительствовать им, а младшие беззаветнопокоряться старшим.

Государственное, церковное и политическое значение культа Бориса иГлеба способствовало созданию и широкому распространению в древнерусскойписьменности многочисленных произведений о них. Им посвящена летописная повесть(под 1015 г.) об убийстве Бориса (см. Повесть временных лет), «Сказание истрасть и похвала святую мученику Бориса и Глѣба», написанное неизвестным автором,«Чтение о житии и о погублении блаженную страстотерпцю Бориса и Глѣба», авторомкоторого был Нестор, проложные сказания (краткие рассказы в Прологах — особомвиде древнерусских литературных сборников), паремийное чтение (текст,включенный в богослужебные книги — Паремийники и Служебные Минеи). Вопрос овзаимоотношении всех этих текстов и их хронологии весьма сложен и до настоящеговремени не может считаться разрешенным. По мнению большинства ученых в основе и«Сказания», и «Чтения» лежит летописная повесть (есть, правда, и гипотеза опервичности «Сказания» по отношению к летописной повести). По вопросу овзаимоотношении «Сказания» и «Чтения» в науке существуют две противоположныхточки зрения.

С. А. Бугославский на основе текстологического изучения255 списков всего цикла памятников о Борисе и Глебе пришел к заключению, что«Сказание» возникло в последние годы княжения Ярослава Мудрого (т. е. всередине XI в.). Позже к «Сказанию о Борисе и Глебе» было присоединено«Сказание о чудесах», составлявшееся последовательно тремя авторами напротяжении 1089—1115 гг. Наиболее ранний список «Сказания» (в Успенскомсборнике конца XII — нач. XIII вв.)дошел до нас уже в таком виде (т. е. текст «Сказания о Борисе и Глебе»,дополненный «Сказанием о чудесах»). На основе «Сказания о Борисе и Глебе»,дополненного рассказами о чудесах в редакции второго автора, скорее всего около1108 г., Нестором было составлено «Чтение». Противоположная точка зрения,обоснованная А. А. Шахматовым, поддержанная и развитаяН. Серебрянским, Д. И. Абрамовичем, Н. Н. Ворониным(мы называем имена тех исследователей, которые специально занимались этойпроблемой), сводится к следующему. Сначала, в 80-х гг. XI в.,было написано «Чтение» Нестором. На основе Несторового «Чтения» и летописнойповести после 1115 г. было создано «Сказание», с самого начала включавшеев свой состав и рассказы о чудесах. Гипотетичность обеих точек зрения требуетдальнейшей разработки данного вопроса.

В «Сказании», по сравнению с «Чтением», гораздо драматичнее идинамичнее изображены описываемые события, сильнее показаны эмоциональныепереживания героев. Сочетание в «Сказании» патетичности с лиричностью,риторичности с лаконизмом, близким к летописному стилю повествования, делаютэтот памятник самого раннего периода древнерусской литературы одним из наиболееярких произведений Древней Руси. У древнерусских читателей «Сказание»пользовалось значительно большей популярностью, чем «Чтение»: списков первогопроизведения гораздо больше, чем второго.

Образ Бориса и Глеба, как святых-воинов, покровителей и защитниковРусской земли и русских князей, неоднократно использовался в древнерусскойлитературе, особенно в произведениях, посвященных воинским темам. В течениенескольких веков древнерусские писатели обращались к литературным памятникам оБорисе и Глебе, преимущественно к «Сказанию», заимствуя из этих источниковсюжетные ситуации, поэтические формулы, отдельные обороты и целые отрывкитекста. Столь же популярны Борис и Глеб, как святые князья-воины, были и вдревнерусском изобразительном искусстве.

Летописная повесть о Борисе и Глебе неоднократно издавалась всоставе «Повести временных лет». Научное издание текстов «Сказания», «Чтения» идругих памятников этого цикла см.: «Жития святых мучеников Бориса и Глеба ислужбы им». Подготовил к печати Д. И. Абрамович. Пг., 1916; Бугославский С. П.Украіно-руськи пам᾽ятки XI—XVIII вв.про князив Бориса и Гліба. У Киïві, 1928.

Мы публикуем текст «Сказания о Борисе и Глебе» по списку Успенскогосборника (по изд.: Успенский сборник XII—XIII вв.Издание подготовили О. А. Князевская, В. Г. Демьянов,М. В. Ляпон. М., 1971), но в том составе, который, по гипотезеС. А. Бугославского, это произведение имело в своем первоначальномвиде, т. е. без «Сказания о чудесах», но сохраняя приложенную послепохвалы Борису и Глебу, перед «Сказанием о чудесах», статью «О Борисѣ, какъ бѣвъзъръм». Исправления ошибок и восполнение пропусков делаются по спискам«Сказания», входящим в редакцию Успенского сборника (по изд. Бугославского).

Сборник, журнал, серия: Библиотека литературы Древней Руси