Книга Еноха – (Библиотека литературы Древней Руси)
 

Книга Еноха

Подготовка текста, перевод и комментарии Л. М. Навтанович

Текст:

ОТ ПОТАЕННЫХ КЬНИГЪ О ВСХИЩЕНИИ ЕНОХОВѢ ПРАВЕДНАГО

ИЗ СОКРОВЕННЫХ КНИГ О ВОЗНЕСЕНИИ ПРАВЕДНОГО ЕНОХА

 

О Господи, благослови, Владыко!

Господи, благослови, Владыка!

 

Мужа мудраго, книжника великаго, егоже приа Господь видите любите вышняго житиа, и прѣмудраго и великаго непремѣннаго и Вседръжителева цесарства Божиа, — превеликаго, многоочитаго и неподвижимаго прѣстола Господня, пресвѣтлаго стоаниа слуго Господень и степень дръжавенъ, огнь роденъ, вои небесными нескажема сложениа, многа множества стихий и различна видѣниа, и неповѣдаемаа пѣниа херувимских вой, свѣта безмѣрна видѣцъ быти.

Мужа мудрого, великого книжника, которого взял Господь, дабы он увидел и возлюбил высшее житие, непреходящее царство премудрого и великого Бога Вседержителя, дабы стал (он) свидетелем превеликого, многоочитого и неколебимого престола Господнего, пресветлого предстояния слуг Господа и степеней их господства, геенны огненной, неисчислимого состава войска небесного, многого множества стихий и различных видений, несказанного пения херувимского воинства, и света безграничного.

 

И во время оно рече Енохъ: «Егда наполни ми ся 365, въ мѣсяць пръвыи, в нарочитыи день мѣсяца 1-го,[1] бѣх в дому моемъ единъ, плача ся и скорбя ся очима моима. Егда почивах на одрѣ моемъ, спах, явиста ми ся два мужа велика зѣло, якоже их не видѣх николиже на земли: лице их яко солнце светя ся, очи их яко свѣщи горяста, изо устъ ею яко огнь исходя, и одѣаниа ею пѣнию раздаанию,[2] и руцѣ ею яко крилѣ златѣ,[3] — у главы одра моего и възваста именемъ моимъ.

И во время оно сказал Енох: «Когда исполнилось мне 365 (лет), в первый месяц, в известный день первого месяца, я был в доме своем один, скорбя и плача очами своими. И когда лежал на ложе своем и спал, явились мне два мужа столь великих, каких не видел никогда на земле: лица их сияли подобно солнцу, а очи их были словно свечи горящие, из уст их словно огонь исходил, и одеяния их были как струящаяся пена, и руки их — словно крылья золотые, — (явились) у изголовья моего и позвали меня по имени.

 

Аз же ускорих и встах, и прклоних ся има, и блеща ся привидѣниемъ лице мое от страха.[4] И ркоста ко мнѣ мужа: “Дръзай, Еноше, не бой ся,[5] Господь вѣчный посла ны к тобѣ, и се ты днесь въсходиши с нами на небо. И ты глаголи сыномъ своим все, елико створят на земли и о дому твоемъ, да никтоже тебе да не ищетъ, дондеже възвратит тя Господь к нимъ”.

Я встал спешно и поклонился им, и вспыхнуло лицо мое от страха перед увиденным. И сказали мне мужи: „Ободрись, Енох, не бойся, Господь вечный послал нас к тебе, в день сей восходишь ты с нами на небо. Скажи же сынам своим все, что нужно им сделать на земле для дома твоего, и пусть никто не ищет тебя до тех пор, пока не возвратит тебя к ним Господь".

 

И послушавъ их, и идох, и позвах сыны своа Мефусалома и Ригима,[6] и повѣдах има, елико ркоста ми мужа: “И се вѣмъ, чадѣ, не вѣдѣ камо гряду или что срящет мя. И нынѣ, чада мои, не отступайте от Бога, и пред лицемъ Господнимъ ходите,[7] и судьбы его схраните,[8] и не отвратите жрътвы спасениа вашего — и не отвратитъ Господь труда рукъ ваших; не лишайте даровъ Господа — не лишит Господь снискании своих и во хранилницах ваших.[9] Благословите Господа пръвенци стадными нуты вашими — и будете благословени Господеви въ вѣки. Не отступайте от Господа, ни поклоните ся богомъ пустошным, иже не сотвориша ни небеси, ни земли.[10] Увѣри Господь сердца ваша въ страх свои![11] И нынѣ, чада моя, никтоже мене не взыскай, донележе мя Господь обратитъ к вамъ”.

И послушался я их, и пошел позвал сыновей своих Мефусалома и Ригима, и поведал им то, что сказали мне мужи: „И вот я понимаю, чада, что я не знаю, куда иду и что ждет меня. Вы же, дети мои, не отступайте от Бога, и пред лицом Господним ходите, и соблюдайте заповеди его, не прекращайте жертв ради спасения вашего — и не отвергнет Господь труд рук ваших; не лишайте даров Господа — и не лишит (вас) Господь благодеяний своих в хранилищах ваших! Благословляйте Господа первенцами от стад скота вашего — и будете благословенны перед Господом во веки. Не отступайте от Господа и не поклоняйтесь богам суетным, не сотворившим ни небес, ни земли. Да утвердит Господь сердца ваши в страхе своем! Теперь же, чада мои, пусть никто не ищет меня до тех пор, пока Господь не возвратит меня к вам".

 

И быхъ, егда глаголах сыномъ своимъ, възваста мя мужа и взяста мя на крилѣ свои.

И когда говорил это сыновьям своим, позвали меня мужи и взяли на крылья свои.

 

1 небо

Первое небо

 

И вознесоста мя на небо 1-е, и постависта мя тамо. И приведоста пред лице мое старѣйшину владыки звѣздных чиновъ, и показаша ми шествие их и прехожениа их от года до года. И показаша ми двѣсти аггелъ, иже владѣютъ звѣздами, сложении небомъ. И показаша ми ту море превелико паче моря земнаго. И аггелы летяху крилы своими. И показаша ми сокровища снѣжнаа и голотнаа[12] аггелы грозны, храняща сокровища. (...) И показаша ми ту хранилница облакъ, отнюдуже входятъ и исходятъ. И показаша ми съкровища росы, яко масть масличную, аггели, храняща сокровища их, и видѣни ихъ — яко всѣ цвѣтии земнии.

И вознесли меня на первое небо, и поставили меня там. И привели перед лицо мое старейшину владык звездных чинов, и показали мне путь (звезд) и движение их от года до года. И показали мне двести ангелов, которые управляют звездами и {всем) составляющим небеса. И показали мне там море огромное, много больше моря земного. И ангелы летают на крыльях своих. И показали мне хранилища снега и льда и грозных ангелов, охраняющих кладовые. (...) И показали мне там и хранилища облаков, откуда они выходят и куда входят. И показали мне сокровищницу влаги, подобной оливковому маслу, и ангелов, хранящих сокровища эти, и вид их — что весь цвет земной.

 

2 небо

Второе небо

 

И пояста мя на второе небо мужа тыи, и постависта мя на вторемъ небеси, и показаста ми ужники, блюдома судома безмѣрныи. И ту видѣх аггелы осуждена, плачющи,[13] и глаголах мужема, иже со мною: “Что ради мучена суть?” Отвѣщаста ко мнѣ мужа: “Злоступницы Господни суть, не послушающа гласа Господня, но своею волею съвѣщавше”. И пожалих си о них. Поклониша ми ся аггели, рѣша: “Мужю Божьи, да ся помолил о нас ко Господу”. И отвѣщах к нимъ, и ркох: “Кто есмь азъ — человѣкъ мертвен, да ся помолю о аггелѣх; кто же вѣсть, камо поиду или кто усрящет мя, или кто помолит ся о мнѣ?”

И взяли меня на второе небо мужи те, и поставили меня на втором небе, и показали мне узников, подвергаемых безмерному наказанию. И там увидел я ангелов осужденных, плачущих, и спросил я у мужей, которые были со мною: „За что они мучимы?" И отвечали мне мужи: „Это отступники от Господа, не послушавшиеся повеления Господня и своею волею решавшие". И опечалился я о них. Ангелы же поклонились мне и сказали: „Муж Божий, да помолился бы о нас Господу". Я же отвечал им, говоря: „Кто я есть — человек смертный, чтобы молиться об ангелах; кто знает, куда иду или кто встретит меня, или кто помолится обо мне".

 

3 небо

Третье небо

 

И пояста мя оттуда мужа, възведоста на третье небо, и постависта мя посреди породы.[14] И мѣсто то невидимо добротою видѣниа:[15] все древо благоцвѣтно, весь плод зрѣлъ, все брашно присно кипя, все дыхание благовонно. И четыре реки мимо текущи тихимъ шествиемъ.[16] Всяк град добръ ражающи на пищю.[17] И древо жизненое на мѣстѣ томъ,[18] на немже почиваетъ Господь, егда ходитъ Господь в рай, и древо то нескажемо добротою благовоньства. И другое древо въскрай — маслинно, тучя масло выину. И все древо благо плода, нѣсть ту древа бесплодна. И все мѣсто благовонно. И аггели, хранящи породу, свѣтлѣ зѣло, непрестаннымъ гласомъ благымъ пѣниемъ служат Богу по вся дни. И ркох: “Коль благо мѣсто се зѣло!” Отвѣщаста ко мнѣ мужа: “Мѣсто се праведникомъ, Еноху, уготовано есть, иже претръпя напасть в житии семъ, и озлобятъ душа их, и отвратят очи свои от неправды и сотворятъ суд праведенъ: дати хлѣб алчющимъ и нагиа покрыти ризою, а въздвигнути падшаго и помощи обидимымъ;[19] иже пред лицем Господнимъ ходитъ и тому единому служитъ, — тѣмъ есть уготовано се в наслѣдие вѣчно”.

И взяли меня оттуда мужи, и подняли на третье небо, и поставили меня посреди рая. Место то несказанно прекрасно видом: всякое дерево благоцветно, и всякий плод зрел, и всевозможные яства изобилуют, всякое дуновение благовонно. И четыре реки протекают там покойным течением. И все, что рождается в пищу, прекрасно. И древо жизни на месте том, и на нем почивает Господь, когда приходит в рай, и древо это невыразимо прекрасно благоуханием. И рядом другое дерево — масличное, источающее постоянно масло. И всякое дерево благоплодно, и нет там дерева бесплодного. И все место благовонно. Ангелы, охраняющие рай, прекрасные весьма, благим пением своим служат Богу непрестанно все дни. И сказал я: „Сколь чудесно это место!" Отвечали мне мужи: „Место это, Енох, уготовано праведникам, которые претерпят напасти в этой жизни, и душам которых причинят зло, и которые отвратят очи свои от неправды и сотворят суд праведный: дать хлеб алчущим, покрыть нагого одеждой, поднять падшего, помочь обиженным; которые пред лицом Господа ходят и ему одному служат, — тем уготовано это (место) в наследие вечное".

 

И взяста мя оттуду мужа, и вознесоста мя на севѣръ небесѣ, и показаста ми ту мѣсто страшно зѣло: всяка мука и мучениа на мѣстѣ томъ, и тми, и мгла, и нѣсть ту свѣта, но огнь мрачен възгарая ся выину на мѣстѣ томъ, и рѣка огненнаа находящи на вся мѣста та; студеный лед и узилница, и аггели лютеи и напраснѣ, носящеи оружие и мучаще без милости. И ркох: “Коль страшно мѣсто се зело!” И отвѣщаста ко мнѣ мужа: “Се мѣсто, Еноше, уготовано есть нечестивым, творящимъ безбожнаа по земли, иже дѣлаютъ чародѣании и обажениа,[20] и хвалят ся дѣлы своими, крадутъ душа отаи, иже рѣшатъ иго вязеще,[21] иже обогатѣя изо обиды о имѣнии чюжаго, и умориша алчющаго гладомъ, не могоша насытити, и не могуща одѣти, съвлекоша нагия. Иже не познаша Творца своего, но поклониша ся богомъ суетным, зижюще образы, поклоняют ся ручному творению. И сим всѣмъ уготовано есть мѣсто се в достоание вѣчное”.

И взяли меня оттуда мужи, и вознесли меня на север неба, и показали мне там место страшное весьма: всякая мука и мучение на месте том, и тьма, и мгла, и нет там света, но огонь мрачный разгорается всегда на месте том, и река огня растекается повсюду; и лед холодный, и темницы, и ангелы лютые и неистовые, имеющие оружие и мучающие без милости. И сказал я: „Как страшно место это!" Отвечали же мне мужи: „Это место, Енох, уготовано нечестивым, творящим безбожное на земле, тем, которые занимаются колдовством, клевещут, похваляются делами своими, и тайно крадут души (человеческие), и вершат дела по своей воле, и тем, которые богатеют в ущерб имуществу чужому, и тем, кто уморил голодом алчущего, не сумев насытить его, и совлекли (последнее) с нагих, а не одели их. Они не познали Творца своего, но поклонялись богам суетным, создавая идолов и поклоняясь рукотворному. И всем тем уготовано это место в достояние вечное".

 

4 небо

Четвертое небо

 

И воздвигоста мя на 4-е небо, и показаста ми се ту вся шествиа и вся луча солнца и мѣсяца. И размѣрихъ шествие ею, сложих свѣтъ ею, и видѣх седмогубный свѣт имат солнце, паче мѣсяца.[22] Круг еа и колесница, на немже ездитъ кождо ею, яко и вѣтръ ходя, и нѣсть има покоя: день и нощь ходящема и възвращающима ся има. И четыре звѣзды великыи высящихъ одесную колесница солнца, 4 ощуюю солнцемъ выину. И аггели ходяща пред колесницею солнечною, дусѣ летяще, 12 крилъ комуждо аггелу, иже мчатъ колесницу солнцу, носяще росу и зной, егда повелит Господь снити на землю с лучами солнечнями.

И подняли меня (мужи) на четвертое небо, и показали мне там все движение солнца и месяца и все лучи (их). И измерил я путь их, и рассчитал свет их, и увидел я, что в семь раз больший свет имеет солнце, нежели месяц. (Видел же) круг их и колесницы, на которых ездит каждый из них, подобно тому, как ходит ветер, и нет им покоя: и днем, и ночью уходят они и возвращаются. И четыре звезды великих высятся справа от колесницы солнца, и четыре слева от солнца — всегда. И ангелы движутся перед колесницей солнечной, и духи летают, двенадцать крыльев у каждого ангела, что мчат колесницу солнца, неся влагу и зной, когда повелит (им) Господь сойти на землю с лучами солнечными.

 

И несоста мя мужа ко востоку небесѣ и показаста ми врата, имиже выходитъ солнце по уставнымъ временемъ и по обхожениемъ мѣсяца лѣт всего, и по малению, прихождению дни. 6 вратъ единъ отвръстый о стадий 1 тридесятого испытана,[23] великоту же их измѣрих и не могох разумѣти великоты их. Тѣми иже ими входитъ солнце, идетъ на запад: пръвыми враты исходит дни 42, вторыми дни 35, третими дни 35, четвертыми дни 35, пятыми дни 35, шестыми дни 42 и паки възвращаа ся шестыми враты. По объшествию временному и входитъ пятыми враты дни 35, четвертыми враты дни 35, третими враты дни 35, вторыми дни 35, и скончають ся дньи лѣта по возвратомъ временным.[24]

И отнесли меня мужи на восток неба, и показали мне ворота, из которых выходит солнце в положенное время на протяжении месяцев года, и при уменьшении, и при прибавлении дня. (И видел) шесть ворот одинаковых, раскрытых, (величиной) в тридцать одну стадию ровно, измерил я величину их и не мог постичь огромности их. Из тех ворот восходит солнце и идет на запад: первыми воротами выходит 42 дня, вторыми — 35 дней, третьими — 35 дней, четвертыми — 35 дней, пятыми — 35 дней, шестыми — 42 дня, и снова возвращается шестыми воротами. И по совершению кругового пути вновь входит пятыми воротами 35 дней, четвертыми воротами — 35 дней, третьими воротами — 35 дней, вторыми — 35 дней, и заканчиваются дни года по круговороту времен.

 

И възведоста мя мужа на запад небесѣ, и показаста ми ту врата шестера велика отвръста, по обходу небесных восточных противу имиже заходит солнце; по входу восточных вратъ и по числу деньному — тако заходитъ западными враты. И егда изыдет от западных вратъ, и возмут и четыре аггели вѣнецъ его, и възнесутъ Господеви, а солнце обратит колесницу свою и иде без свѣта, и възложат на нь тамо вѣнецъ. Се ращение показаша ми солнца и враты, имиже входитъ и исходитъ, си бо врата сотворитъ Господь. Часоборие лѣтовное солнце сказаетъ.

И подняли меня мужи на запад неба, и показали мне там шесть великих ворот раскрытых, в которые заходит солнце по совершении кругового движения по небу из восточных ворот; сообразно тому, из каких восточных ворот восходит, и числу дней — так же заходит в западные ворота. И когда проходит (солнце) через западные ворота, берут четыре ангела венец его и возносят ко Господу, а солнце поворачивает колесницу свою и идет без света, и возлагают на него венец (у восточных ворот). И показали мне такой порядок (движения) солнца и ворота, которыми оно восходит и заходит, — эти ворота сотворил Господь. И солнце смену времен в году указывает.

 

А лунное другое ращение. Показасте ми вся шествиа еа и вся обхожение ея, показаста ми мужа врата, и указасте ми 12 врата[25] къ встоку, показаста ми вѣнца, имиже входитъ и исходитъ луна по обычным временемъ: пръвыми враты къ востоку дни 31 извѣстно, а вторыми 35 день извѣстнѣ, а третимъ днемъ 31 изящен, а четврътыми день 30 извѣсто, а пятыми день 31 изряденъ, а шестыми день 31 извѣстенъ, 7 день 30 извѣстно, осмыми день 31 изрядно и 9-ми день 31 испытно, а десятыми день 30 извѣстно, 11-ми день 31 изященъ, 12 враты входитъ и двадцать вторыи день извѣстнѣ. Ти тако и западными враты по обходу и по числу восточных вратъ. Тако входитъ и западными враты, и свръшаетъ лѣто деньми 365.[26] (...) Егда кончает ся западнаа врата и възвращаетъ, идетъ на восточныа со свѣтом своим. Тако ходитъ день и нощъ кругомъ, коло его подобно небесѣ. И колесница, на нюже възлазитъ, вѣтръ ходя влекуще. Колесница еа дусѣ же еа летяще, шесты крил коемуждо аггелу. Се есть разщинение лунное.

А лунный порядок другой. Показали мне весь путь луны и все круговое движение ее, и показали мне мужи врата, и указали двенадцать ворот на востоке, и показали мне окружности (движения луны), по которым восходит и заходит луна по установленному времени: первыми воротами на востоке (проходит) точно 31 день, вторыми — точно 35 дней, третьими — ровно 31 день, четвертыми — точно 30 дней, пятыми — несомненно 31 день, шестыми — точно 31 день, седьмыми — точно 30 дней, восьмыми — несомненно 31 день, девятыми — определенно 31 день, десятыми — точно 30 дней, одиннадцатыми — ровно 31 день, двенадцатыми воротами входит точно 22 дня. Также (ходит луна) западными воротами, сообразно круговому движению и числу восточных ворот. Таким же образом входит и западными воротами и совершает год в 365 дней. (...) Когда заканчиваются западные ворота, возвращается и идет к восточным со светом своим. И так ходит кругом днем и ночью, и круг (движения) ее подобен (кругу) небесному. И колесницу, на которую восходит (луна), влечет ветер. У колесницы (луны) духи летают, по шесть крыльев у каждого ангела. Таков порядок лунный.

 

Постредѣ же небеси видѣх вооружены воа, служаще Богови в тимпанѣх и органѣх непрестанным гласомъ, и насладих ся послушая их.

Посреди же неба я видел воинов вооруженных, служащих Богу непрестанным звучанием тимпанов и органов, и насладился, послушав их.

 

5 небо

Пятое небо

 

И взяста мя оттуду мужа, и вознесоста мя на пятое небо. И видѣх ту многа воя игригорьи,[27] видѣхь 200. Яко видѣниа человѣческо, величество же ихъ вяще чюдовъ великых, и лица их дряхла, и молчание устъ ихъ, и не бѣ служениа. И глаголахъ мужема, сущима со мною: “Что дѣлма суть дряхло зѣло и уныла лица их, и уста их молчаща, и нѣсть службы на небесѣ им?” И отвѣщаста ко мнѣ мужа: “Си суть григории, иже отторгу от Господа. (...) И снидоша на землю, и преторгу обѣщание на рамѣ горѣ Ермонониа,[28] осквръняти ся женами человѣческами, и осквръниша ся. И осуди а Господь, и сѣ рыдают о братьи своей, и окаризни бывшим”. Аз же глаголахъ григоромъ: “Аз видѣх братию вашу, и творениа их разумѣх, и молениа ихъ се видя, и молих ся о них. И се осудил есть Господь под землю, дондеже скончают ся небеса и земля. Да воскую ждете братиа своеа, а нѣсте служаще в лице Господне? Поставите службы бывшия, служите во имя Господне! Егда како разгнѣваете Господа Бога вашего, свръжет вы с мѣста сего”.

И взяли меня оттуда мужи, и вознесли меня на пятое небо. И видел там большое воинство григоров, увидел я двести. Видом своим, как люди, величиной же больше чудес великих, лица их печальны, уста их молчат, и не было службы (на небе том). И спросил я у мужей, бывших со мною: „Почему столь печальны и унылы их лица, и уста их молчат, и нет службы на небе этом?" Отвечали же мне мужи: „Это григоры, которые отказались от Господа. (...) Они сошли на землю и нарушили обет на хребте горы Ермон, чтобы оскверниться женами человеческими, и осквернились. И осудил их Господь, и вот рыдают о братии своей, и наказаны были". (Тогда) сказал я григорам: „Я видел братию вашу и содеянное ими узнал, и мольбу их слышал, и молился о них. Осудил их Господь (пребывать) под землей до скончания небес и земли. Зачем же ждете (судьбы) братии своей, а не служите Господу? Установите прежнюю службу, служите во имя Господне! Ведь если разгневаете Господа Бога вашего, свергнет вас с места этого"

 

Стоащу мнѣ въструбиша въ 4 трубы вкупѣ и вослужиша григорѣ, яко единѣмъ гласомъ взиде глас их в лице Господне.

И пока я был там, вострубили одновременно в четыре трубы и начали григоры службу, и поднялся голос их к Господу единым гласом.

 

6 небо

Шестое небо

 

И възведоста мя оттуду мужа, и вознесоста мя на 6-е небо. И видѣх ту 7 аггелъ, сочтанъ, свѣтелъ и славен зѣло: и лица их, яко луча слъночна блещаща ся, нѣсть различия лицу, или обдержаниа, или соприодръжаниа одръжа. Си строятъ, изучаютъ мирское благочинение: звѣздное хожение, солнечное и лунное, и тѣ вожа аггелы, и гласы небесныа. И все житие смиряетъ небесное. Строят же и заповѣди, и поучениа, и сладогласное пѣниа, всяку хвалу и славу. И аггели же суть над времены и лѣты, и аггели же и на рѣках, и на морѣх, аггели над плоды и травою, и кипящимъ всѣмъ;[29] и аггели людий всѣх, и все житие тѣ строятъ и пишутъ пред лицемъ Господнимъ. И пострѣди ихъ — 7 фуникъ, и 7 херувимъ, 7 шестокрилець,[30] единоглаголюще к собѣ и поюще к собѣ, нѣсть повѣсти пѣниа их. Радует ся Господь подножиемъ своимъ.

И подняли меня оттуда мужи, и вознесли меня на шестое небо. И увидел я там семь ангелов, сопряженных, пресветлых и преславных: лица их, как лучи солнечные блистают, и нет различия ни в лицах, ни в облике, ни в одеждах (их). Они устанавливают благой порядок мироздания: (управляют) движением звезд, солнца и луны, и ангелов, возящих их, и небесными гласами и обучают (всему этому). И водворяют мир во всем житии небесном. (Они же) создают заповеди и поучения, и сладкогласное пение, и всякую хвалу и славу. И есть ангелы над временами и годами, и ангелы над реками и морями, и ангелы над плодами и травою, и над всем растущим; и (есть) ангелы людей всех, те всею жизнью управляют и пишут (все) перед лицом Господа. И среди них — семь фениксов, семь херувимов и семь шестикрылых, согласующих голоса свои и поющих совместно, и несказанно пение их. И радуется Господь подножию своему.

 

7 небо

Седьмое небо

 

И въздвигоста мя оттуду мужа и вознесоста мя на седмое небо. И видѣх свѣт великъ и вся огненыа воя бесплотных, архаггели, аггели, и свѣтлое стоание офанимское.[31] И убоях ся, и встрепетахъ, и пояста мя мужа въ стреду ихъ, и глаголаша ко мнѣ: „Дръзай, Еноше, не бой ся!"

И подняли меня оттуда мужи и вознесли меня на седьмое небо. И увидел я свет великий и все огненное войско бесплотных (сил), архангелов, ангелов, и пресветлое стояние офанимское. И убоялся я, и вострепетал, взяли же меня мужи (и поставили) среди них, говоря мне: „Ободрись, Енох, не бойся!"

 

Показаша ми издалеча Господа, сѣдяща на прѣстолѣ своемъ,[32] и вси вои небеснѣи, съчтании на степень, наступающи покланяху ся Господеви, и пакы отхожаху, и идяху на мѣста своя в радости и во веселии, во свѣтѣ безмѣрнѣ. А славнии служаще ему, нощию не отступающе днесь; стояще пред лицемъ Господнимъ, творяще волю его. И вси вои херувимстеи окрестъ прѣстола его, не отступающе, и шестокрилецъ покрывающе прѣстолъ его, поюще пред лицемъ Господнимъ.

И показали мне издалека Господа, сидящего на престоле своем, и все воинства небесные, соединенные по чину, подходили и кланялись Господу, и затем отходили, и шли на места свои в радости и веселии, и в свете безмерном. Славные служат ему, не отступая ни ночью, ни днем; стоят перед лицом Господа, творя волю его. И все воинство херувимов (стоит) вокруг престола его, не отступая, и шестикрылые покрывают престол его, и поют перед лицом Господа.

 

И внегда видѣх се все, и отидоста от мене мужа, и к тому не видѣх ею. Поставиша мя на конецъ неба единаго, и възбоях ся, падох на лици моемъ. И посла Господь единаго от славных своих ко мнѣ — Гаврила,[33] и рче ми: “Дръзай, Еноше, не бой ся! Въстани и пойди со мною, и стани пред лицемъ Господнимъ во вѣки”. И отвѣщах к нему, и рекох: “Увы мнѣ, господи, отступи душа моя из мене от страха. И взови ко мнѣ мужа, приведоша мя до сего мѣста, зане тѣма повѣдах, и с тѣма иду пред лице Господне”.

И когда увидел все это, отошли от меня мужи, и больше я не видел их. Поставили же меня одного на краю неба, и испугался я, и пал на лицо свое. И послал Господь одного из славных своих ко мне — Гавриила, (он же) сказал мне: „Дерзай, Енох, не бойся! Встань и пойди со мной, и стань перед лицом Господним во веки". Я же отвечал ему, говоря: „Увы мне, господин, отступила душа моя из меня от страха. Позови ко мне мужей, приведших меня на это место, ибо тех знаю и с теми пойду перед лицо Господне".

 

И восхити мя Гаврил, якоже восхищаеть листъ вѣтром, и мча мя, и постави мя пред лицемъ Господнимъ.

И вознес меня Гавриил, как возносится лист ветром, помчал меня, и поставил перед лицом Господним.

 

О видѣнии Господа

О созерцании Господа

 

Видѣхъ Господа, лице его силно, и преславно, и страшно. Кто есть исповѣдати, обьяти сущее лице Господне, силное и престрашное, или многоочное его и многогласное, и безрукотвореный превеликый прѣстолъ Господень, или стояние еже есть о немъ херувимстѣй и серафимстѣй вои, или непремѣнное, или неисповѣдаемое, немолчное и славное его служение.

И увидел я Господа, лицо его могущественное, преславное и внушающее страх. Но кто может поведать (это), объять подлинное лицо Господа, могущественное и внушающее страх, или (лик) его многоочитый и многогласный, превеликий нерукотворный престол Господень, или предстояние пред ним воинства херувимов и серафимов, или неизменное, неисповедимое, несмолкающее славное служение ему?

 

И падох ницъ, и поклоних ся Господеви. И Господь усты своими възва мя: “Дръзай, Еноше, не бой ся! Востани и стани пред лицемъ моим въ вѣкы”. И въздвиже мя Михаилъ, архаггелъ великый Господень,[34] и приведе мя пред лице Господне. И искуси Господь слуги своя, глагола к ним: “Да вступит Енох стояти пред лицем моем въ вѣки”. И поклониша ся славнии, и рѣша: “Да вступит”.

И пал я ниц, и поклонился Господу. И Господь устами своими воззвал ко мне: „Дерзай, Енох, не бойся! Встань и стань перед лицом моим во веки". И поднял меня Михаил, великий архангел Господень, и привел меня пред лицо Господа. И испытал Господь слуг своих, сказав им: „Да вступит Енох, чтобы стоять перед лицом моим во веки". Славные же поклонились (Господу) и сказали: „Да вступит".

 

Глагола Господь Михайлови: “Поими Еноха, и совлечи со земных риз, и помажи елеемъ благымъ, и облечи в ризи славны[35]”. И совлече мя Михаил с риз моих, и помаза мя масломъ благимъ. И видѣние масла паче свѣта великаго, масть его — яко роса блага, и воня его, яко измурно, и луча его яко солнечныи. И зглядах вся самъ: и бых, яко единъ от славных, и не бяше различиа взорнаго.[36]

И сказал Господь Михаилу: „Возьми Еноха, и сними с него земные одежды, и умасти елеем благим, и облачи в ризы славы". И снял Михаил одежды мои с меня, и умастил меня елеем благим. И вид (этого) елея ярче света великого, и умащение им — словно росой благой, и благоухание его подобно мирре, и лучи, от него (исходящие), — как (лучи) солнечные. Оглядел же всего себя: стал я, как один из славных, и не было различия по виду.

 

И воззва Господь Веревеила, единаго архаггела своего,[37] иже бяше мудръ, написая вся дѣла Господня. И глагола Господь Веревеилови: «Возьми книгы от хранилницъ, и вдай же трость Енохови, и поглаголи ему книги». И ускори Веревеилъ, и принесе мнѣ книги, изощрени змурениемъ.[38] И вдасть ми трость из руки своея, и бѣ глаголя ми вся дѣла Господня: и земля, и море, и всѣх стухий шествия и житиа, и премѣне лѣт и дний шествиа, и земныа заповѣди и поучениа, и сладкогласное пѣние, и входы облакъ, и исходы вѣтръ, и языкъ еврѣйский, и всякъ языкъ, пѣснь новую оруженных вой — и все, елико подобаетъ поучати ся, и исповѣда ми Веревеилъ. 30 дний и 30 нощий и не премолкоша уста его глаголющи. И яз не почих 30 дний и 30 нощи, пиша вся знамениа. И яко конча, глагола ко мнѣ Веревеилъ: “Сяди, напиши, елико ти исповѣдах”. И сѣдох сугубъ 30 дний и 30 нощий, и написахъ извѣсто, и исповѣдах 300 и 60 книгъ.

И воззвал Господь Веревеила, одного из архангелов своих, который был мудр и записывал все дела Господни. И сказал Господь Веревеилу: „Возьми книги из хранилищ, дай Еноху перо и прочти ему книги". Поспешил Веревеил и принес мне книги, изукрашенные смирной. И дал мне перо из руки своей, и рассказал мне все дела Господни: о земле, о море, о движении всех планет и жизни (их), о смене лет и движении дней, о земных заповедях и наставлениях, о сладкогласном пении, о входах облаков и исходах ветра, о еврейском народе и о всяком народе, и о новой песне вооруженного воинства (небесного) — все, что следует узнать, поведал мне Веревеил. Тридцать дней и тридцать ночей говорили уста его, не умолкая. И я не спал тридцать дней и тридцать ночей, записывая все свидетельства (скорописью). Когда же закончил (читать), сказал мне Веревеил: „Сядь, напиши то, что поведал тебе". Я же, просидев еще тридцать дней и тридцать ночей, подробно записал (все) и исписал 360 книг.

 

И възва мя Господь, и постави мя ошуюю себе ближе Гаврила, и поклоних ся Господеви. И глагола ко мнѣ Господь: “Елико же видѣ, Еноше, стоаща и ходяща, и свръшена мною, аз же възвѣшу тебѣ”.

И призвал меня Господь, и поставил меня слева от себя рядом с Гавриилом, я же поклонился Господу. И сказал мне Господь: „Все, что ты видел, Енох, неподвижное и движущееся, сотворено мной, и я (о том) возвещу тебе.

 

О создании твари

О создании творения

 

— Преже, даже все не бысть испръва, еликоже сотворих от небытиа в бытие,[39] и от невидимих въ видѣнии, и аггелом моимъ не възвестих тайны моеа, ни повѣдах имъ съставлениа их, ниже бесконечныа моа и неразумныа разумѣша твари, — и тебѣ възвѣщаю днесь. Преже, да иже не быша вся видимая, отвръзе ся свѣт, аз же срѣдѣ свѣта яко единъ прояждях в невидимых, якоже солнце яздитъ от востока до запада, от запада на востокы, солнце же обрящет покой, аз же не обрѣтохъ покоа, зане все бе-створя.[40]

— Прежде, когда не было всего в начале, что я сотворил из небытия в бытие, и из невидимого в видимое, и ангелам моим не возвестил я тайны моей, и не поведал им о создании (всего), и не постигли (они) бесконечного моего и непостижимого творения, — тебе же возвещаю ныне. Прежде, когда не было всего видимого, явился свет, я же среди света один проезжал в невидимом, подобно тому, как ездит солнце с востока на запад и с запада на восток, но солнце находит покой, я же не обрел покоя, поскольку все было несотворенным.

 

Умышле же поставити основание, створити тварь видиму. Повелѣх въ преисподних, да взыдетъ едино невидимых видимо. Изыде Адоилъ, превелики зѣло,[41] и смотрих его, и се то имый въ чревѣ вѣка великаго.[42] И рѣх аз к нему: «Раздруши ся, Адоилъ, и буди видимое разрѣшаемое ис тобе». И разрѣши ся, и изыде из него великый вѣкъ, а тако носяща всю тварь, юже азъ хотѣх сотворити. И видѣх, яко благо.[43] И поставих себѣ прѣстолъ, и сѣдох на немъ, свѣтови же глаголахъ: «Взыди ты выше и утвръди ся,[44] буди основание вышнимъ». И нѣсть превыше свѣта ино ничтоже.

И помыслил я поставить основание, сотворить тварь видимую. И повелел я в преисподнях, да взойдет одно из невидимых в видимое. И вышел Адоил, огромный весьма, и увидел я, что во чреве (своем) содержит (он) век великий. И сказал я ему: «Разрешись, Адоил, и да будет видимое рождено из тебя». И разрешился (Адоил), и вышел из него век великий, несущий всю тварь, которую я хотел создать. И увидел я, что (это) хорошо. И поставил я себе престол, и сел на нем, свету же сказал: «Взойди ты выше, и утвердись, и будь основанием для высшего». И нет превыше света ничего иного.

 

И узрѣх, восклоних ся от прѣстола моего, и возвах во преисподних второе их — изыдете от невидимыхъ твердь и видимо.[45] Изыде Арухазъ[46] с твердию, тяжекъ и чрънъ зѣло. И видѣх, яко лѣпо. И рѣх к нему: «Сниде ты долу, и утвръди ся, и буди основание долнимъ». И сниде, и утвръди ся, и бысть основание долнимъ. И нѣсть подо тмою иного ничтоже.

И увидев (это), поднялся я с престола моего, и воззвал из преисподних второго из них — да выйдет твердь из невидимого в видимое. И вышел Арухаз с твердью, тяжел и черен весьма. И увидел я, что (так) должно. И сказал ему: «Сойди ты вниз, и утвердись, и будь основанием для нижнего». И сошел он и утвердился, и стал основанием для нижнего. И нет под тьмою ничего иного.

 

Обив же ефера свѣтомъ, утолстих, прострохъ връху тмы ея. А от вод утвръдих камение велико. Мглам же безднымъ повелѣх исхнути, наркох же «упадь до бездны». Море събравъ на едино мѣсто, связах е игомъ, дахъ море предѣлъ вѣченъ, не перетергнет ся от вод.[47] Твръду въдружих и основахъ връху вод.[48]

И обернул я эфир светом, уплотнил (его) и простер его над тьмою. А из вод утвердил камни великие. Водам же бездны повелел высохнуть, назвал (это место) «пропасть в бездну». Море же собрал в одно место, и связал его узами, и дал морю границу вечную, и не вырвется (оно) из вод (своих). Твердь (же таковую) водрузил и основал поверх вод.

 

Ко всим же воимъ образовахъ небесѣмъ солнце от свѣта великого, и поставих е на небеси, да свѣтит по земли.[49] От камениа усѣкох огнь великый и огня створих вся воа бесплотных и вся воя звѣздныа. И херувимы, и серафимы, и офанимъ — и се все от огня иссѣкохъ.

И помимо всех воинств (звездных) создал я на небесах солнце от света великого, и поставил его на небе, дабы светило на землю. Из камня высек огонь великий и из огня сотворил все воинства бесплотные и все воинства звезд. И херувимов, и серафимов, и офанимов — и это все из огня высек.

 

Земли же велѣх возрастити древа всяка, и гору всяку, и всяку траву животну, и всяко сѣмя живо, сѣай сѣмя,[50] — преже, да иже не сотворих душь живъ, пищу имъ уготовах.[51]

Земле же я повелел взрастить всякое дерево, и гору всякую, и всякую траву живую, и всякий плод живой, сеющий семя, — прежде, чем сотворить души живые, пищу им приготовил.

 

Морю же повелѣл: породитн своя рыбы и всяк гад, плазащи по земли, и всяку птицу парящую.[52]

Морю же повелел породить в себе рыб и всяких гадов, ползающих по земле, и всякую птицу парящую.

 

Егда скончах все, повелѣх моей прѣмудрости створити человѣка.[53]

И когда закончил все (это), повелел я премудрости своей сотворить человека.

 

Нынѣ же ти елика сказахъ, и елико видѣ на небесѣх, и елико видѣ на земли, и елико написа въ книгахъ — прѣмудростию моею и хитроствовах се, сътворихъ от нижнаго основаниа и до горняго.[54] И до конца ея нѣсть свѣтника, ни слѣдника. Азь самъ вѣченъ, нерукотворенъ.[55] Беспремѣнна мысль моя — съвѣтник есть, и слово мое дѣло есть, и очи мои съгладаета все: аще ли отвращу лице мое, то всеа потребят ся, аще ли призираю, то стоятъ.[56]

И вот, то, что я рассказал тебе ныне, и то, что ты видел на небесах, и то, что видел на земле, и то, что ты написал в книгах, — (все) это я создал премудростью своей, и сотворил от нижнего основания до высшего. И до скончания их нет (мне) советника, ни помощника. Сам я — вечен, нерукотворен. Неизменная мысль моя — советник (мой), и слово мое дело есть, и очи мои следят за всем: если отверну лицо мое — все погибнут, если же смотрю — все живут.

 

Положи умъ свой, Еноше, и познай глаголющаго ти, и возми книги, яже написа. И даю ти Сѣмеила и Расуила, възведшая тя ко мнѣ, и сниди на землю и скажи сыномъ своимъ, елико глаголахъ к тобѣ, елико видѣхъ от нижняго небесѣ и до прѣстола моего, — вся воинества аз сотворихъ, нѣсть противя ся мнѣ или не покоряа ся, и вси покаряют ся моему единовластию и работаютъ моей единой власти. И вдай же имъ книги рукотворениа твоего, и почтутъ и познаютъ Творца ихъ, и разумѣют и тѣ, яко нѣсть творца иного развѣе мене.[57] И раздай книги рукописаниа твоего чадомъ и чаду чадомъ, и поучи ужикы и род в род. Яко дам ти ходатаа, Еноше, архистратига моего Михаила, зане рукописание твое и рукописание отець твоих и Адама и Сифа не потребят ся до вѣка послѣдняго,[58] яко аз заповѣдах аггеломъ Ариоху и Мариоху, яже поставих на земли хранити ю и повелевати временным, да снабдятъ рукописание отець твоих, да не погибнетъ в будущий потопъ, иже азъ творю в родѣ твоемъ. Аз свѣдѣ злобу человѣческу: яко не понесут ярма, иже въздвигнух имъ, ниже сѣютъ сѣмя, яже дах имъ, но отвръгу яремъ мой, и яремъ инъ въсприимут, и всѣютъ сѣмена пустошнаа, и поклонят ся богомъ суетным, и отринутъ единовластье мое, и вся земля съгрѣшит неправдами, и обидами, и прелюбодѣйствы, идолослужении. Тогда потопъ наведу на землю, и земля сама съкрушит ся в тимѣние велико. И оставлю мужа правдива от племени твоего,[59] со всѣм домом его, иже сътвори по воли моей. И от сѣмени их востанетъ род послѣдний, многъ и несытъ зѣло. Тогда во изводѣ рода того явят ся книгы рукописаниа твоего и отецъ твоихъ, имже стражие земстеи покажуть я мужемъ вѣрнымъ, и скажут ся роду тому и прославят ся в послѣдокъ паче, неже в пѣрвое.

Охвати, Енох, (сказанное) умом своим, и осознай, кто говорил с тобой, и возьми книги, которые ты написал. Даю тебе Семеила и Расуила, поднявших тебя ко мне, сойди на землю и скажи сынам своим то, что я сказал тебе, и то, что видел ты от нижнего неба и до престола моего, — все воинства (небесные) я сотворил, и нет противящегося мне или не покоряющегося, все покоряются моему единовластию и служат одной моей власти. И дай им книги, написанные тобой, да прочтут и познают Творца своего, и да уразумеют и они, что нет (у них) иного творца, кроме меня. И передай книги, написанные тобой, детям и детям детей, и дай наставления близким, и (пусть передаются книги) из рода в род. И дам тебе ходатая, Енох, архистратига моего Михаила, чтобы написанное тобой и написанное праотцами твоими Адамом и Сифом не погибло до века последнего, как заповедал я ангелам (моим) Ариоху и Мариоху, которых поставил над землею, дабы хранили ее и повелевали временным, дабы сохранили (они) рукописание отцов твоих, и не погибло (оно) в грядущий потоп, который я сотворю в роде твоем. Ибо знаю пагубность человеческую: не вынесут бремени, которое я возложил на них, и не будут сеять семя, которое я дал им, но отвергнут бремя, (возложенное) мной, и иное бремя примут, и посеют семена пустошные, и поклонятся богам суетным, и отринут единовластие мое, и вся земля согрешит неправдами, оскорблениями, прелюбодеянием и идолослуже-нием. Тогда потоп наведу на землю, и земля сама сокрушится в грязь великую. И оставлю мужа праведного из племени твоего, со всем домом его, который делал (все) по воле моей. И от семени их поднимется род последний, многочисленный и не пресыщенный. И когда взойдет род тот, явятся книги, написанные тобой и твоими отцами, поскольку стражи земные покажут их мужам верным, и будут (те книги) рассказаны роду тому и будут почитаемы впоследствии более, чем в первый раз.

 

Нынѣ же, Еноше, даю ти рок прѣждания 30 дний, сътворити в дому твоемъ и глаголати сыномъ своимъ от мене и домъчадцѣмъ своимъ. И всякъ, иже есть храняй сердце свое, и да прочтутъ и разумѣютъ, яко нѣсть развѣе мене. И по три десяти днехъ аз пошлю аггелъ по тя, и возмут тя ко мнѣ от земля, и от сыновъ твоих; возмут тя ко мнѣ, яко мѣсто уготовано ти есть, и ты будеши пред лицемъ моимъ отселѣ и до вѣка. И будеши видя тайны моя, и будеши книжникъ рабом моимъ, зане будеши написая вся дѣла земная и сущих на земли и на небесѣх, и будеши ми въ свидѣтелство Суда Великаго Вѣка”. Все глагола Господь ко мнѣ, якоже глагола мужь къ искренему своему».

Ныне же, Енох, даю тебе срок ожидания тридцать дней, чтобы побывал ты в доме твоем и поведал (обо всем) сыновьям твоим и домочадцам твоим от (лица) моего. Всякий, кто блюдет сердце свое, да прочтет (книги твои) и уразумеет, что нет никого кроме меня. И спустя тридцать дней я пошлю ангелов за тобой, и возьмут тебя ко мне с земли, от сыновей твоих; возьмут тебя ко мне, ибо уготовано тебе место, и ты будешь перед лицом моим отныне и вечно. И будешь видеть тайны мои, и будешь книжником над рабами моими, ибо будешь записывать все дела земные и об обитающих на земле и на небесах, и будешь свидетелем моим (во время) Суда Великого Века". Все (это) говорил мне Господь, как говорит муж ближнему своему».

 

 

Поучение Еноха своим сыновьям

 

И нынѣ, чада моя, слышите глас отца своего, еликоже аз заповѣдаю вамъ днесь: да ходите пред лицемъ Господним, и елико ти сътворити есть по воли Господни. Аз бо есмь пущенъ от устъ Господень к вамъ глаголать к вамъ, елико есть и елико будетъ до Дни Суднаго. И нынѣ, чада моя, не от устъ моих вѣщаю вамъ днесь, но от устъ Господень, пущешаго мя к вамъ.

Теперь же, чада мои, услышьте голос отца вашего и то, что заповедаю вам ныне: ходите перед лицом Господним, (ибо) все, что должно произойти — по воле Господа. Я же послан от уст Господа к вам, дабы сказать вам, что есть и что будет до Дня Судного. И ныне, чада мои, не от уст моих вещаю вам сейчас, но от уст Господа, пославшего меня к вам.

 

Вы бо слышите глаголы моя из устъ моих, точно здана вамъ человѣка, аз же слышах от устъ Господень, огненъ, яко уста Господня пещь огнена, и глаголы его пламы огненый исходя. Вы же, чада моя, видите лице мое, подобно вама здана человѣка, аз же видѣх лице Господне, яко желѣзо от огня раждеженно, искры отпущающи.[60] Вы бо зрите очию точна вамъ здана человѣка, аз же зрѣх очию Господню, яко луча солнца свѣтяще ся, ужасающи очи человѣку. Вы же, чада, видите десницу мою, помавающи вамъ — равна творена вамъ человѣка, аз же видѣх десницу Господню, помавающи ми — исполняющи небо. Вы же видите обьятие тѣла моего, подобна вашему, аз же видѣх обьятие Господне, безмѣрно, бесприкладно, емуже нѣсть конца. Вы бо слышите словеса устъ моих, аз же слышах глаголы Господня, яко грома велика, непрестанным облаком мятение. Нынѣ, чада моя, слышите бесѣдующа о цесари земнемъ — боязнено и бѣдно стати же пред лицемъ цесари земнѣмѣ, страшно, зане воля цесаря — смерть, и воля цесаря — жизнь. Стати же пред лицемъ Цесаря, — кто постоитъ бесконечную боязнь или зноя велика? Но возва Господь от аггелъ своих старѣйших, грозна, постави у мене, и видѣние аггела того снѣгъ, а руцѣ его — лед, и устуди лице мое, зане не тръпяхъ страха, зноа огненаго. Ти тако глагола Господь вся глаголы своя ко мнѣ.

Вы слышите слова мои из уст моих, созданного, подобно вам, человека, я же слышал (слова) из уст Господа, огненных, ибо уста Господа, как печь огненная, и слова его, (как) пламя огненное исходят. Вы, чада мои, видите лицо мое подобно вам созданного человека, я же видел лицо Господа, подобное раскаленному огнем железу, испускающему искры. Вы видите глаза подобно вам, созданного человека, я же видел очи Господа, светящиеся, как лучи солнца, приводящие глаза человеческие в трепет. Вы, дети, видите руку мою, подающую вам знаки — (руку) равного вам сотворенного человека, я же видел руку Господа, подающую знак мне — заполняющую небо. Вы видите охват тела моего, подобного вашему, я же видел пространственность Господа, безграничную и несравнимую, которой нет конца. Вы слышите слова из уст моих, я же слышал глаголы Господа, как гром великий, (приводящие) в непрестанное движение облака. Теперь же, чада мои, услышьте говорящего о царе земном — страшно и претрудно стоять перед лицом царя земного, пугающе, ибо воля царя — смерть, и воля царя — жизнь. (Каково же) стать перед лицом Царя (Небесного), — кто выдержит этот безмерный страх и жар великий? Но призвал Господь одного из ангелов своих верховных, грозного, и поставил рядом со мной, был же ангел бел видом, как снег, а руки его — лед, и остудил лицо мое, поскольку не стерпел бы я страха и жара огненного. И (тогда) сказал мне Господь все слова свои.

 

Нынѣ убо, чада моа, аз всяческаа свѣмъ: ово от устъ Господень, ово очи мои видѣсте; от зачала до конца, и от конца до възвращениа[61] аз все свѣм. И написахъ книги до конца небесѣ и полности их, аз измѣрих хожениа их, и воинесътва ихъ аз сведѣ, исполних звѣзды много множество бесчислене. Который смыслитъ человѣкъ превратныа их обходы или шествиа их, или възвраты их, или водителя их, или водимыя? Ни аггели свѣдятъ ни чисмени ихъ, — аз же имена ихъ написах. И солнечный кругъ аз измѣрих, и луча ихъ изчтох, и входы его и исходы его, и вся шествиа его, имена их написах. И лунный круг аз измѣрих, и хожениа ихъ по вся дни изщтох, свѣта еа на всякъ день и час, и въ книгах имена ея же исписах. Облачная жилища и устав ихъ, и крила их, и дождя их, и капля ихъ аз ислѣдовах. И написах тутенъ громный и дивъ молниный, и указаша ми ключехранителя их, въсходы их; доже ходятъ в мѣру: узою въносят ся, узою спущают ся, да не тяжкою яростию сдергнутъ облакы, и погубят еже на земли. Яз написах сокровища снѣжнаа и хранилница голотнаа,[62] и въздухы студеныя, аз соглядахъ, на время како ключядръжца их наполняют облаки, и не истощат ся съкровища. Аз написах вѣтреняа ложнища, аз смотрих и видѣх, како ключарѣ их носятъ привесы и мѣры, первое же влагаютъ въ перевесы, второе же в мѣру, и мѣрою же испущает на всю землю, да не тяшкым въздыханиемъ землю въсколеблетъ.

Ныне, чада мои, я знаю все: одно из уст Господа (услышал), другое — глаза мои видели; от начала и до конца, и от окончания до нового обращения все я узнал. И записал в книгах обо всем наполняющем небеса до краев (их), и измерил путь их, и воинство их узнал, и записал звезд многое множество бесчисленное. Кто из людей знает о круговом движении их и пути их, и обращении их, или о тех, кто ведет их и (каким образом) ведомы? И ангелы не знают числа их, — я же имена их записал. И солнечный круг я измерил, и лучи сосчитал, и весь путь его, с входами и выходами его, и названия их написал. И лунный круг я измерил, и движение (луны) во все дни исчислил, и свет ее на всякий день и час, и в книгах имена ее записал. И жилища облаков, и порядок (движения) их, и крылья их, и дождь их, и капли (дождя) их я исследовал. И описал грохот грома и блеск молнии, и показали мне хранителей их, и восходы их; ходят же в (нужной) мере: на привязи поднимаются и на привязи опускаются, дабы тяжелым напором не обрушили облака, и (те) не погубили то, что (есть) на земле. И написал я о сокровищницах снега, и хранилищах льда и воздуха холодного, и наблюдал я, как время от времени хранители их наполняют (ими) облака, но не истощаются сокровищницы. И написал я об опочивальне ветров, смотрел я и увидел, как хранители их, носящие весы с собой и меры, на одну (чашу) весов кладут (сокровища), во вторую же — меру, и сообразно мере отпускают (их) на землю, дабы чрезмерным ветром не всколыхнуть землю.

 

Адъ. Оттудѣ сведенъ бых, и приидохъ на мѣсто судное, и видѣх ад отвръстъ, и видѣх ту нѣкоторые боле, яко ужницу, — суд без мѣры. И снидох, и написах вся суды судимиих, и вся впросы их увидѣх, и въздохнух, и плаках ся о погибели нечестивых. И ркох в сердцы моемъ: «Блаженъ, иже не родил ся, или рожешаа ся, не съгрѣшитъ пред лицемъ Господнимъ, да бы не пришелъ на мѣсто се, не бы понеслъ ярма мѣста сего». И видѣх ключныя стража адовы, стоаща у превеликых вратъ, яко аспиды великыи, и лица их, яко свѣща потухла, яко пламя помраченное очеса их, и зубѣ ихъ обнаженна до пръси их. И глаголах в лице их: «И отшел бы бых и не видил вас, иже во нь ради дѣаний вашихъ. И ни племени моего кто придет к вамъ».

Ад. Оттуда сведен я был вниз, и пришел на место судное, и увидел ад отверстый, и узрел там тех, кому хуже, чем узникам, — наказание безмерно. И спустился я, и написал о всяком наказании осужденных, и все вопрошения их узнал, и вздохнул, и плакал о погибели нечестивых. И сказал я в сердце своем: «Блажен, кто еще не родился, или родившийся, но не согрешивший перед лицом Господа, дабы не попал на место это и дабы не понес бремени места этого». И видел я стражей ада, стоящих у великих ворот и подобных аспидам огромным, лица их, как свечи потухшие, глаза их, как пламя померкшее, и зубы их обнажены до персей их. И сказал я в присутствии их (осужденным): «(Лучше) бы я ушел и не видел вас, ибо (попали) сюда за деяния ваши. И да не придет никто из племени моего к вам».

 

Рай. И оттуду възидох в рай и праведных, и видѣх ту мѣсто благословенно, и вся тварь благословенна есть, вси живущи в радости и въ веселии, и въ свѣтѣ безмѣрнѣ, и в жизни вѣчныа.

Рай. И оттуда взошел я в рай праведных, и видел там место благословенное, и вся тварь благословенна, и все живут в радости и веселии, и в свете безмерном, и в жизни вечной.

 

Тогда глаголахъ: Чада моя, — глаголю вамъ — блаженъ, иже боит ся имени Господни, пред лицѣм его послужитъ выину, и учинит дары, приносы[63], (...) и жизнию поживетъ, и умретъ. Блаженъ, иже сотворитъ суд праведный: нагаго одежетъ ризою и алчну дасть хлѣб.[64] Блаженъ, иже судитъ суд праведный: сиротѣ, и вдовицѣ, всему обидиму поможетъ.[65] Блаженъ, иже възразитъ ся от пути примѣнна и ходит путми праведными.[66] Блаженъ, сѣяй сѣмена праведнаа, яко и пожнет я седмерицею.[67] Блаженъ, в немже есть истинна, да глаголетъ истинну искренему.[68] Блаженъ есть, емуже въ устнах его милость истинна и кротость.[69] Блаженъ, иже вразумляетъ дѣла Господня, дѣл его ради познаютъ Художника.

Тогда сказал (Енох): Чада мои, — говорю вам, — блажен, кто боится имени Господа, и перед лицом его будет служить всегда, и совершать дары и приношения (Господу), (...) проживет жизнь (праведно), и умрет. Блажен, кто будет творить суд праведный: нагого облачит в одежды и голодному даст хлеб. Блажен, кто судит суд праведный: сироте, и вдовице, и всякому обиженному поможет. Блажен, кто сойдет с пути временного и ходит путями праведными. Блажен, кто сеет семена праведные, ибо и пожнет их всемеро. Блажен, в ком есть истина, и да глаголет истину ближнему (своему). Блажен, у кого в устах — милость истинная и кротость. Блажен, кто разумеет дела Господа, ибо благодаря делам его познается Создатель.

 

И се, чада моя, аз и краи по земли помѣтаа, написах аз; лѣта все складох, и от лѣт сложих мѣсяць, от мѣсяца разщтох днье, и от дни разочтох часы, аз часы измѣрихъ. Исписах и всяко сѣмя на земли, и разнествовахъ всяку мѣру, и всяку привесу праведну аз измѣрих, и исписахъ.

И вот, дети мои, я обозрел землю до краев ее, и (все) записал; все года сложил, и из лет разделил месяцы, и в месяце рассчитал дни, дни разделил на часы, часы же измерил. И описал всякое семя на земле, и определил каждую меру, и каждые весы правильные я измерил, и (все это) записал.

 

Якоже по лѣтѣх разнествие лѣта честь есть, тако человѣкъ человѣка честнѣе есть: овъ имѣниа ради многа, овъ же мудрости ради сердечныа, ов же разума ради хитрости и молчаниа устеннаго. Нѣсть же никтоже боле боящаго ся Господа, боящи бо ся Господа славнии будутъ в вѣк.[70] Господь рукама своима созда человѣка и в подобии лица своего, мала и велика створи Господь. Укаряа лице человѣче — укаряетъ лице Господне, гнушает ся лица человѣча — гнушает ся лица Господня, презря лица человѣча — презрить лице Господне; гнѣвъ и Суд Великъ, иже плюютъ на лице человѣку.

И как в различии между годами (каждый) год (своим) примечателен, так и (каждый) человек (в чем-то) достойнее другого: кто благодаря большому богатству, кто благодаря сердечной мудрости, кто благодаря остроте ума или молчанию уст. Но нет никого достойнее боящегося Господа, ибо боящиеся Господа славны будут во век. Господь руками своими создал человека в подобие лица своего, малого и великого сотворил Господь. И кто оскорбляет лицо человеческое — оскорбляет лицо Господа, кто гнушается лица человеческого — гнушается лица Господа, презирающий лицо человека — презирает лицо Господа; гнев (Господа) и Суд Великий (ждет) тех, кто плюет в лицо человеку.

 

Блаженъ, иже исправитъ свое на всякого человѣка: яко помощи судиму, и яко подъяти скрушима, и яко подати требующу, зане Суда Великаго все дѣло человѣческое писаниемъ обновит ся. Блаженъ, емуже будетъ мѣра праведна, и ставило праведно, превесы праведныи, зане в день Суда Великаго всяка мѣра, и всяко ставило, и всяка привеса, яко на купле преляжетъ, — и познаютъ кождо мѣру свою и в ту приимутъ мзду.[71] Иже творитъ присно пред лицемъ Господнимъ, управитъ Господь снисканиа его. Иже умножитъ свѣтилникъ пред лицемъ Господнимъ, умножитъ Господь хранилница его. Егда требуетъ Господь хлѣба или свѣща, или борова, или говяда, но тѣмъ искушаетъ Господь сердце человѣку. Яко тогда Господь послетъ свѣтъ свой великый и въ тму, будетъ Суд, да кто ту утаит ся?

Блажен, кто осуществит должное по отношению к каждому человеку: поможет осуждаемому, поднимет упавшего и подаст нуждающемуся, ибо (в день) Суда Великого всякое дело человека возобновится благодаря написанному. Блажен, у кого будет мера праведная, и весы праведные, и гири праведные, так как в день Суда Великого мера каждого, и весы (его), и гири словно при покупке приложатся, — и узнает каждый меру свою и соответственно ей примет мзду. (Тому), кто всегда творит перед лицом Господа, Господь добавит приобретений. (Тому), кто умножает светильники перед лицом Господа, Господь умножит то, что в хранилищах его. Разве нужны Господу хлеб или свечи, или боров, или бык, этим испытывает Господь сердце человека. Ибо когда Господь пошлет свой свет великий во тьму и будет Суд, кто тогда (сможет) утаиться?

 

Нынѣ, чада моя, положите мысль на сердцех ваших и внушите глаголы отца вашего, елико же вѣщаю к вамъ — от устъ Господень. Възмите книги сиа — книгы рукописаниа отца вашего, и почитайте их, и в них познаите дѣла Господня, яко нѣсть развѣе Господа единаго, иже поставилъ основаниа на безвѣстных, протяглъ небеса на невидимых, землю поставил, на водах основал ю на непостойных, иже бесщисленую тварь створи единъ[72] (кто ищелъ пръсть земную или пѣсокъ морскый, или капля облачныи?[73]), иже землю и море спряглъ неразрѣшенами узами, иже неразумную лѣпоту от огня исѣкохъ и украсилъ небо, иже от невидимых въ видении всяческых створи, самъ невидимъ сый. И раздайте книги сия чадомъ своимъ и чада чадомъ. И вся ужики ваша, и вси роды вашы, иже смыслятъ и боят ся Господа, и приимутъ я, и годѣ будетъ имъ паче всякого брашна блага, и прочтутъ, и преложат ся к ним! А несмыслении, не разумѣющеи Господа, не приимутъ, но отвръгут ся, отягчит бо иго ихъ. Блаженъ, иже понесетъ иго их, притягнетъ е, яко обрящетъ е въ день Суда Великаго. Аз бо кленю ся вамъ, чада моа, яко преже, даже не бысть человѣкъ, мѣсто Судное уготова ся ему, и мѣрило, и ставило, в немьже искушенъ будетъ человѣкъ, тамо преже уготовано есть. И аз же дѣло всякаго человѣка в писании положю, никтоже не может украсти ся.

Ныне же, чада мои, запечатлейте в душах своих и внемлите словам отца вашего, (ибо) то, что говорю вам — от уст Господних. Возьмите книги эти — книги, написанные рукой отца вашего, и прочтите их, и из них узнаете дела Господа, и что нет никого, кроме Господа единого, который поставил основания на неведомом, и простер небеса над невидимым, землю поставил, на водах ее основав непостоянных, который бесчисленную тварь сотворил один (а кто {может) сосчитать пыль земную или песок морской, или капли в облаках?), который землю и море соединил нерушимыми узами, который немыслимую красоту из огня высек и украсил небо, который из невидимого в видимое все сотворил, сам будучи невидимым. Раздайте эти книги чадам своим и чадам чад. И все близкие ваши, и все родные ваши, которые знают и боятся Господа, да примут их, и да будут они им нужнее всякой пищи благой, и да прочтут и будут верны им! А неразумные, не знающие Господа, (которые) не примут их, но отвергнут, тем отягчат бремя свое. Блажен, кто понесет бремя (книг этих), примет его, ибо обретет тот в день Суда Великого. Клянусь вам, чада мои, что еще до рождения человека место Судное уготовано ему, и мера, и весы, которыми будет испытан человек, там уже уготованы. Я же дело всякого человека на письме изложу, и никто не сможет укрыться.

 

Нынѣ убо, чада моя, в тръпѣнии, во кротости пребудите чисмя дний ваших,[74] — да бесконечный вѣк наслѣдуете будущий. И всяка рана, и всяка язва, и зной, и всяко слово зло, аще наидетъ, Господа ради претръпите. А могущии възданиа въздати, не воздайте искренему, зане Господь въздалъ есть, вам же будетъ местникъ в День Суда Великаго.[75] Злато и сребро погубите брата ради,[76] да приимите сокровище плотно въ День Судный. И сиротѣ, и вдовицѣ прострете руки ваша, и противу силѣ помозите бѣдному,[77] — и обрящут ся въ кров время тружениа всякого. Скорбь и тяжко, аще наидетъ на вы, и Господа ради отрѣшите,[78] — ти тако обрящете мъзду вашу въ День Судный.

Ныне же, чада мои, да пребудете в терпении и кротости число дней ваших, — да наследуете жизнь вечную в будущем. И всякое бедствие, и всякое страдание, и зной, и всякое слово злое, если сойдет (на вас), стерпите Господа ради. И хотя можете отплатить расплатой, не воздавайте ближнему, ибо один Господь воздает, и будет отмщающим за вас в День Суда Великого. Золотом и серебром пожертвуйте ради брата, дабы принять сокровище плотское в День Судный. Сироте и вдове протяните руки ваши, и по возможности (своей) помогите бедному, — и обретете покровительство во время всяких трудов. От скорби и печали, если найдет на вас, Господа ради отрешитесь, — и обретете воздаяние в День Судный.

 

Заутра, и полудни, и вечеръ (...) добро есть ходити въ храмъ Господень славити Творителя всѣх.[79] Блаженъ, иже отверзетъ сердце свое на хвалы и похваляа Господа. Проклятъ, иже отвръзаай сердце свое укорение и оклеветаниа искренему.[80] Блаженъ, иже отвръзаетъ уста своя, благословя и славя Господа. Проклятъ, отвръзая уста своя на клятву и на хульство в лице Господне. Блаженъ, славя вся дѣла Господня. Проклятъ, укаряа тварь Господню. Блаженъ, складая труды рукою своею въздвигнутиа. Проклятъ, глядаа потребити труды чюжаа. Блаженъ, храня основаниа отець идѣжеконечных. Проклятъ, раскажает уставы и предѣлы отецъ своих. Благословенъ, садя миръ. Проклятъ, разаряа мирнующаа. Благословенъ, глаголя «мир», имѣя мир въ сердце своем. Проклятъ, глаголя, и нѣсть мира въ сердци его.[81] Все се въ мерилѣ, въ книгахъ изообличает ся въ День Суда Гордаго.

Утром, и в полдень, и вечером (...) благо есть ходить в храм Господень славить Творца всех. Блажен, кто раскрывает сердце свое для хвалы и хвалит Господа. Проклят раскрывающий сердце свое для хулы и клеветы на ближнего. Блажен, кто раскрывает уста свои, благословляя и славя Господа. Проклят раскрывающий уста свои для проклятия и хулы перед лицом Господа. Блажен прославляющий все дела Господни. Проклят оскорбляющий творение Господа. Блажен создающий трудом рук своих. Проклят стремящийся уничтожить труды других. Блажен хранящий устои предков. Проклят нарушающий установление и законы предков своих. Благословен творящий мир. Проклят уничтожающий мирное. Благословен говорящий «мир (вам)» и имеющий мир в сердце своем. Проклят говорящий то, но не имеющий мира в сердце своем. Все это на весах и в книгах проявится в День Суда Высшего.

 

Нынѣ убо, чада моя, храните сердца ваша от всякиа неправды,[82] на ставило свѣта наслѣдуйте въ вѣкы. Не речете, чада моя, «отецъ съ Господомъ есть и умолит ны от грѣха». Видите, яко вся дѣла всякого человѣка аз написаю, и никтоже моего рукописаниа расказити, зане Господь все видитъ.[83] И нынѣ убо, чада моя, внушите вся глаголы отца вашего, елико же аз глаголю вамъ, — да будутъ вамъ в достояние покоя. И книги, яже дах вамъ, не помѣтайте ихъ, всимъ бо хотящимъ скажите я, нѣколи увѣдайте дѣла Господня.

Ныне, чада мои, блюдите сердца ваши от всякой неправды, да унаследуете свет во веки. Не говорите, дети мои, «отец (наш) с Господом и избавит нас от греха». Знайте, что все дела всякого человека я записываю, и никто не может уничтожить написанного мной, потому что Господь все видит. И теперь, чада мои, усвойте все слова отца вашего, которые я говорю вам, — да будут (они) вам в достояние покоя. И книги, которые я дал вам, не отбросьте и всем хотящим растолкуйте их, дабы узнали дела Господа.

 

Се бо, чада моя, приближи ся день рока, и время нудитъ нарочное, и аггели, идутъ со мною, стоятъ пред лицем моимъ. И аз утре взиду на небо вышнее — вѣчное мое достояние, сего ради заповѣдаю вамъ, чада моя, да сотворите все благословение на лици Господни.

И вот, чада мои, приближается день назначенный, и время подходит установленное, и ангелы, (которые) идут со мной, (уже) стоят перед лицом моим. Утром я поднимусь на небо высшее — вечное мое достояние, и потому заповедаю вам, дети мои, делайте все то, что благословенно Господом.

 

Отвѣща Мефусаломъ отцеви своему Енохови: «Что есть годѣ очима твоима, отче? Да сотворимъ брашна пред лицемъ твоимъ. Да благословиши храмы наша и сыны своя, и вся домочадца твоя, прославиши люди своя, да тако по томъ отидеши». И отвѣща Енох сынови своему, и рече: «Слыши, чадо, от дни, иже помаза мя Господь елѣемъ славы своея, и страшно бысть мнѣ, ни сладит ми брашно, ни ми ся хощетъ о земномъ брашнѣ. Но взови братию свою и вся домочадца наша, и старци людстѣи, да поглаголю к ним и отиду». И ускори Мефусаль, и възва братию свою Регима, и Ариима, и Ахазухана, и Харимиона, и старци вси людстѣи, и приведе я пред лице отца своего Еноха. И поклониша ся ему, и прия Енох, и благослови а, и отвѣща к нимъ, глаголя:

Отвечал же Мефусалом отцу своему Еноху: «Что угодно глазам твоим, отец? Да приготовим еду (из того) для тебя. И да благословишь дома наши и сыновей своих, и всех домочадцев своих, и прославишь людей своих, и после этого уйдешь». Енох же ответил сыну своему, говоря: «Знай, чадо, что с тех пор, как умастил меня Господь елеем славы своей, и вострепетал я, не услаждает меня пища, и не хочется мне (ничего) из земных блюд. Но позови братьев своих и всех домочадцев наших, и старейшин народа, дабы говорил с ними, и (после) отойду». И поспешил Мефусалом, и позвал братьев своих Регима, Ариима, Ахазухана и Харимиона, и всех старейшин народа, и привел их пред лицо отца своего Еноха. И поклонились ему, и принял (их) Енох, и благословил, и обратился к ним, говоря:

 

«Послушайте, чада! Во дни отца вашего Адама сниде Господь на землю, и присѣтити ея и всея твари своея, юже самъ створи. Призва Господь вся скоты земныя и весь гад земный, и вся птица пернатыя, и приведе я пред лице отца вашего Адама, да наречетъ имена всимъ на земли.[84] И остави я у него Господь, и покори ему все, въ менъшество второе, и оглушь е все поминование, и на послушание человѣку.[85]

«Послушайте, чада! Во дни отца вашего Адама сошел Господь на землю, чтобы посетить ее и все сотворенное им, которое сам создал. И призвал Господь всех зверей земных и всех гадов земных, и всех птиц пернатых, и привел их пред лицо праотца вашего Адама, чтобы дал он имена всем на земле. И оставил их Господь у него, и подчинил ему всех, сделав вторыми (после человека), и лишил всех их разума, дабы повиновались человеку.

 

Господь бо сотвори человѣка всему стяжанию своему, о семъ не будетъ Суда всякой души живѣ, но человѣку единому. Всим душамъ скотиамъ въ Вѣцѣ Велицѣмъ едино мѣсто есть, и ограда едина, и паствина едина. Не затворит бо ся душа животна, юже сотвори Господь, до Суда, вся же душа оклеветаютъ до Суда. Иже злѣ пасетъ душю свою, безаконитъ свою душу.

Господь сотворил человека (господином) всему владению своему, и потому не будет Суда никакой душе живой, но только человеку. Всем душам животных (уготовано) одно место, и предел один, и пастбище одно в Веке Великом. И не укроется душа живая, которую сотворил Господь, во время Суда (Великого), и все души, которых оклевещут, (сохранятся) до Суда. И тот, кто плохо заботится о душе своей, предает свою душу беззаконию.

 

А приводяй требу от чистых скот, ицеление есть, — ицѣляетъ душю свою. Умръщавляяй скотъ всяк безо узы, злозаконие есть, — беззаконитъ свою душю. Дѣя пакость скоту в тайнѣ, злозаконие есть, — беззаконитъ свою душу.

Приносящий жертву от чистых животных, (что) есть исцеление, — исцеляет душу свою. Умерщвляющий же скот всякий, не связав его, (что) есть преступление, — предает душу свою беззаконию. И творящий злое животным в тайне, (что) есть преступление, — предает душу свою беззаконию.

 

Дѣяй пакость человѣци души, пакоститъ душю свою, и нѣсть ему исцелениа в вѣки, Врѣай человѣка в сѣть, самъ увязнетъ в ней,[86] нѣсть ему исцѣления в вѣки. А врѣяй человѣка в суд, не оскудѣетъ суд его в вѣк.

Творящий злое душе человеческой, творит злое душе своей, и нет ему исцеления во веки. Толкающий человека в сеть, сам в ней увязнет, и нет ему исцеления во веки. Вершащий суд над человеком будет осужден во веки.

 

Нынѣ убо, чада моя, храните сердце ваше от всякия неправды, иже възненавидитъ Господь,[87] паче же от всякия души живы, елико сотвори Господь. Якоже проситъ человѣкъ души своей от Господа, тако сътворитъ всякой души живѣй. Зане въ Вецѣ Велицемъ многа хранилища уготована суть человѣку: храмины добрыи зѣло, храмины злы бес числа. Блаженъ, иже отидетъ въ благословеныя домы, и во злых бо нѣсть обращениа.

И ныне, чада мои, храните сердца ваши от всякой неправды, которую возненавидит Господь, более всего по отношению ко всякой душе живой, которую создал Господь. И что просит человек для своей души от Господа, пусть то же сотворит всякой душе живой. Поскольку в Веке Великом многие обители уготованы человеку: обители благие весьма и обители злые бесчисленные. Блажен, кто отойдет в благословенные обители, ибо из злых нет возвращения.

 

И человѣкъ егда положитъ глаголъ на сердци принести даръ пред лице Господне, и руцѣ ему не сотворятъ того, тогда отвратитъ Господь труд рукъ его, и не обрѣтениа. Егда сотвористе руце его, ти поропщетъ сердце его, ни престаетъ болѣзнь сердца его, пороптание спѣшно. Блаженъ человѣкъ, в терпѣнии своемъ принесетъ даръ пред лице Господне, яко обрящетъ отдание, и человѣкъ егда дасть время нарока от устъ своих принести даръ пред лице Господне, ти сотворить е — то обрящетъ отдание; аще ли минетъ время нарочетное, въвратит глаголъ свой, покаание есть не благословит ся. Зане все преждание съблазнъ творитъ.

Когда решит человек в сердце своем принести дар Господу, а руки его того не сотворят, тогда отвергнет Господь труд рук его, и не обретет ничего. И если сотворят руки его, но сердце его будет роптать, то не прекратится боль сердца его, (ибо) роптание его поспешно. Блажен человек, (который) в терпении принесет дары Господу, ибо обретет воздаяние. И если человек назначит устами своими срок принесения дара Господу и совершит это — обретет воздаяние; если же пройдет назначенное время, и откажется (человек) от слова своего, то (даже если) раскается, не будет (ему) благословения. Поскольку всякое промедление порождает искушение.

 

И человѣкъ, егда прикрыетъ нага, алчну дасть хлѣбъ, обрящетъ отдание. Аще ли поропщетъ сердце его, то погубление творитъ, и не будетъ обрѣтения.[88] И нищий, егда насытнт ся сердце его, и презорствит, тогда погубитъ все благодѣание свое и не обрящет, зане мръзуетъ Господь всякого мужа презорива».

Человек, который прикроет нагого и алчущему даст хлеб, обретет воздаяние. Если же начнет роптать сердце его, то погубит (себя) и не обретет (воздаяния). И (если) нищий, когда насытится сердце его, возгордится, то погубит все благодеяние свое и не обретет (воздаяния), ибо мерзок Господу всякий муж возгордившийся».

 

И бысть, егда глагола Енохъ сыномъ своимъ и княземъ людскымъ, слышите вси людие его и вся ближникы его, яко зоветъ Господь Еноха, и съвѣщаша ся, глаголюще: «Идемъ и цѣлуимъ Еноха». И сниде ся до двою тысящь муж, и приидоша до мѣста Азуханъ,[89] идѣже бяше Енох и сынови его, и старци людстѣи, и целоваше Еноха, глаголюще: «Благословенъ есть Господеви, Царю Вѣчному, нынѣ благослови люди своя и прослави на лици Господни, яко тя избра Господь повѣдателя, отяти грѣх нашихъ».

И было: когда говорил Енох сыновьям своим и князьям народа, услышали все люди его и все близкие его, что призывает Еноха Господь, и, посовещавшись, сказали: «Идем и приветствуем Еноха». И собралось до двух тысяч мужей, и пришли на место Азухан, где был Енох и сыновья его, и старейшины народа, и приветствовали Еноха, говоря: «Благословен ты у Господа, Царя Вечного, ныне же благословил ты людей своих и прославил (их) перед Господом, ибо тебя избрал Господь, чтобы поведал (о творении его) и отнял грехи наши».

 

Отвѣща Енохъ к людемъ своим, глаголя: «Слышите, чада моя. Преже, да иже вся не бышя, преже, да иже не оста вся тварь, постави Господь вѣка тварнаго,[90] и по томъ сътвори всю тварь свою, видимую и невидимую, и по том же всѣм созда человѣка по образу своему, и вложи ему очи видѣти, и уши слышати, и сердце помышляти, и умъ съвѣтовати.[91] Тогда разрѣши Господь вѣк человѣка ради, и раздѣли на времена и на часы, да размышляетъ человѣкъ временъ прѣмѣны, и конца зачала лѣтъ, и конци мѣсяць, и дний, час, и дасть свою жизнь и смерть. Егда скончает ся вся тварь, юже сотвори Господь, и всякъ человѣкъ идетъ на Суд Господень Великый, тогда времена погибнут, и лѣтъ к тому не будетъ, ни мѣсяци, ни дни, и часа к тому не почтут ся, но станетъ вѣкъ единъ. И вси праведници, иже убѣгнутъ суда великаго Господня, прикупят ся Вѣцѣ Велицѣмъ, купно прикупят ся праведницѣх, и будутъ вѣчнѣи. К тому не будетъ в них труда, ни болѣзни, ни скорби, ни чааниа нужна, ни усилиа, ни нощи, ни тмы, но свѣтъ великъ будет имъ выину. И стѣна неразорима, и рай великъ будетъ имъ кровъ жилища вѣчна. Блажени праведници, иже избѣжать Суда Великаго Господня, зане просвѣтят ся лица яко солнце.

Отвечал же Енох людям своим, говоря: «Слушайте, чада мои. Сначала, когда всего не было, прежде, чем появилось все творение, создал Господь мир сотворенный, и после этого создал все творение свое, видимое и невидимое, и после всего этого создал человека по образу своему, и дал ему глаза видеть, и уши слышать, и сердце желать, и ум решать. Тогда освободил Господь мир ради человека, и разделил (век) на времена и часы, да размышляет человек о смене времен, и конце и начале лет, и окончании месяцев, и дней, и часов, да знает (о конце) своей жизни — смерти. Когда же перестанет существовать все, что сотворил Господь, и всякий человек придет на Суд Господа Великий, тогда исчезнут времена, и лет больше не будет, и ни месяцы, ни дни, ни часы более не будут сосчитываться, но настанет век единый. И все праведники, которые избегнут наказания Господнего великого, соединятся в Веке Великом, вместе соединятся праведники, и будут пребывать (там) вечно. И более не будет им ни труда, ни болезни, ни скорби, ни ожидания невзгод, ни тягот, ни ночи, ни тьмы; свет великий будет для них всегда. И стена неразрушимая в раю великом будет защитой их жилища вечного. Блаженны праведники, которые избегнут Суда Великого Господнего, ибо озарятся лица их подобно солнцу.

 

Нынѣ убо, чада моя, съхраните душа ваша от всякоа неправды, елико возненавидѣ Господь;[92] пред лицемъ Господним ходите и тому единому служите, и всяко приношение приносите пред лице Господне.[93] Аще бо возритъ — то ту Господь, яко сотвори Господь небеса; аще призрит на землю и на море и помыслить подъземнаа, — то и ту Господь, зане Господь сотвори всячьскаа, и не укрыет ся всяко дѣло от лица Господня.[94] В долготръпѣние, въ кротости и в озлоблении, и въ скорби ваших изидете болѣзнаго вѣка сего».[95]

Ныне же, чада мои, оберегайте души ваши от всякой неправды, которую возненавидел Господь; перед лицом Господа ходите и ему одному служите, и всякое приношение приносите перед лицо Господа. Если посмотрит (человек) ввысь — то там Господь, ибо Господь сотворил небеса; если посмотрит на землю и на море и подумает о том, что под землей, — то и там Господь, поскольку Господь сотворил все, и не скроется ни одно дело от лица Господа. (Вы же) с долготерпением и кротостью сквозь страдания и мучения ваши пройдите болезненный век сей».

 

О восхищении Енохове

О вознесении Еноха

 

Внегда бѣсѣдовааше Енох людемъ своим, и пусти Господь мрак на землю, и бысть тма, и покры тма стоащаа мужа съ Енохом. И ускориша аггели, и поаша аггели Еноха, и възведоша на небо вышнее. И прия Господь, и постави пред лицемъ своимъ въ вѣкы. И отступи тма от земля, и бысть свѣт. И видѣша людие, и уразумѣша, како взятъ бысть Енохъ, и прославиша Бога, идоша въ храмы своя.

И когда говорил (это) Енох людям своим, послал Господь мрак на землю, и была тьма, и покрыла тьма стоящих с Енохом мужей. Поспешили ангелы, и взяли ангелы Еноха, и вознесли (его) на небо высшее. И принял (его) Господь, и поставил перед лицом своим во веки. И отступила тьма от земли, и был свет. И увидели люди, и поняли, что взят был Енох, и, прославив Бога, пошли в дома свои.

 

И ускори Мефусаломъ и братиа его, сынове Еноховѣ, и создаша жертвеникъ на мѣстѣ Азухани, отнюдуже взят бысть Енох, и пояша бравы и говяда, и пожроша в лице Господне. И созваша вси людие, пришедшая с ними на веселие. И принесоша людие дары сыномъ Еноховым. И сотвориша веселие и радость 3 дни.

И поспешил Мефусалом и братья его, сыновья Еноха, и сделали жертвенник на месте Азухань, откуда взят был Енох, и, взяв боровов и быков, принесли их в жертву Господу. И созвали всех людей, дабы пришли к ним на пир. И принесли люди дары сыновьям Еноха. Радовались и веселились три дня.

 

И въ 3 день время вечера глаголаша старци людстѣи к Мефусалому, глаголющи: «Гряди и стани пред лицемъ Господнмъ и лицем людий своих, и въ лице требника Господня, и прославиши ся въ людехъ своихъ». И отвѣща Мефусаломъ къ людемъ своимъ: «Господь Богъ отца моего Еноха то самъ себе въздвигнетъ ерея над людми своими». И преждаша людие нощь ту всю на мѣстѣ Азухани. И пребысть Мефусаломъ близ олтаря, и помоли ся Господеви, и рече: «Господь вѣка всего, сына избравый от отца нашего Еноха? И ты, Господи, яви ерѣя людемъ своимъ, и в неразумие сердца бояти ся славы твоея и сотвори по воли твоей все!» И успы Мефусаломъ, и яви ся ему Господь въ видѣнии нощнѣм, глагола ему: «Слыши, Мефусаломъ. Аз есми Господь Богъ отца твоего Еноха, слышай глас людей своихъ. И стани в лице их и в лице олтаря моего, и прославлю тя в лице людий моих сихъ и по вся дни живота твоего». И въстав Мефусаломъ от сна своего, и благослови явльшаго ся ему.

И в третий день во время вечернее сказали старцы людские Мефусалому, говоря: «Иди и встань пред лицом Господа и лицом людей своих перед алтарем Господним и будешь славен в людях твоих». Отвечал же Мефусалом людям своим: «Господь Бог отца моего Еноха сам изберет иерея над людьми своими». И ждали люди всю ту ночь на месте Азухань. И пребывал Мефусалом у алтаря, и молился Господу, говоря: «Господь всего века, (этого) ли сына отца нашего Еноха избрал ты? Господи, яви иерея людям своим, да в неразумии сердца (их) боятся славы твоей и творят все по воле твоей!» И уснул Мефусалом, и явился ему Господь в видении ночном, и сказал ему: «Услышь, Мефусалом. Я Господь Бог отца твоего Еноха, услышал я глас людей своих. Встань же перед ними и перед алтарем моим, и прославлю тебя перед этими людьми моими на все дни жизни твоей». И востал Мефусалом от сна своего, и благословил явившегося ему.

 

И утреневаша старци людстѣи к Мефусалому, и направи Господь Богъ сердце Мефусалому слышати гласа людска, и глагола к ним: «Господь Богъ наш благое очима его да сотворит на люди своих сихъ». И ускори Сарсанъ, и Хармис, и Зазас, и старци людстѣи, и облекоша в ризу изрядну Мефусалома, и възложиша вѣнец свѣтелъ на главу его. И ускориша людие, и приведоша людие бравы и говяда, и от птицъ все извѣстовано, пожрети Мефусалиму в лице Господне и в лице людско.

Утром пришли старцы людские к Мефусалому, и направил Господь Бог сердце Мефусалома послушаться гласа людского, и сказал им {Мефусалом): «Да сотворит Господь Бог наш благое в глазах его для этих людей своих». Поторопились же Сарсан, Хармис и Зазас, старейшины народа, и облекли Мефусалома в одежду необычайную, и возложили венец светлый на голову его. И спешно привели люди боровов и быков, и из птиц все, что положено, чтобы принес Мефусалом жертву перед лицом Господа и перед лицом людей.

 

И взиде Мефусалимъ на жрътвище Господне, яко денница въсходящи, и вси людие грядущи въ слѣд. И ста Мефусалом у олтаря, и вси людие окрестъ олтаря. И поимше, старци людстѣи связаша бравы и говяда по 4 ногы и положиша на главѣ олтаря. И глаголаша людие к Мефусалиму: «Возми си ножь и заколи извѣстовано си в лице Господне». И простръ Мефусаломъ руце свои на небо, и призва Господа, глаголя: «Увы мнѣ, Господи, кто есмь аз стати на главѣ жрътвеника твоего, на главѣ всих людий твоих, и на вся испытаниа? И даждь благодать рабу твоему в лице людий сих, да разумѣют, яко ты еси! Повели ерѣя людем своим!»

И поднялся Мефусалом к жертвеннику Господнему, подобно заре встающей, и все люди шли за ним. И встал Мефусалом у алтаря, и все люди — вокруг алтаря. Старейшины народа, взяв боровов и быков, связали их по четыре ноги и положили на главе алтаря. И сказали люди Мефусалому: «Возьми нож и заколи назначенное перед лицом Господа». Мефусалом же простер руки свои к небу и призвал Господа, говоря: «Увы мне, Господи, кто есть я, чтобы стать во главе жертвенника твоего и во главе всех людей твоих на все испытания? Яви благодать рабу твоему перед лицом людей сих, да знают, что это ты! Назначь иерея людям своим!»

 

И бысть, внегда молящу ся Мефусалому, — стрясе ся олтарь, и воста ножь от олтаря, и вскочи ножь Мефусалому в руцѣ пред лицѣ всих людей. И въстрепеташа вси людие, и прославиша Господа. И честен бысть Мефусалом в лице Господне и в лице всих людей от дни того. И прия Мефусаломъ, и искла все пришедше из людий. И възрадоваша ся людие, и веселиша ся пред лицемъ Господнимъ и в лице Мефусалома въ день тый, и по том отидоша в домы своя.

И было, когда молился Мефусалом, — сотрясся алтарь, и поднялся нож с алтаря, и вскочил нож в руки Мефусалому перед лицом всех людей. И объял всех людей трепет, и прославили Господа. И был почитаем Мефусалом в глазах Господа и в глазах всех людей с того дня. И взял Мефусалом (нож), и совершил заклание всех (жертв), принесенных людьми. И возрадовались люди, и возвеселились перед лицом Господа и перед лицом Мефусалома в тот день, и после этого разошлись по домам своим.

 

А Мефусалом ста на главѣ олтаря и на главѣ всих людей от дни того 492. Наслѣдова всю землю и изиска вся, вѣровавшая Господеви, и пременъшая ся наказа и обрати, и не обрѣте ся человѣкъ, премѣняя ся от лица Господня, вся дни, иже поживе Мефусаломъ. И благослови Мефусалома Господь о жрътвах, и о дарѣх его, и о всей службѣ, еюже послужи в лицѣ Господне.

И стоял Мефусалом во главе алтаря и во главе всех людей с того дня 492 (года). Наследовав всю землю, разыскал он всех, веровавших в Господа, а отвратившихся (от Господа) наказал и обратил (вновь), и не было человека, отвращающегося от Господа, во все дни, которые прожил Мефусалом. И благословил Господь Мефусалома и в жертвах, и в дарах его, и во всей службе, которую совершал он перед Господом.

 

И по скончании дний Мефусаломли и яви ся ему Господь въ видѣнии нощнѣм, и глагола ему: «Слыши, Мефусаломе, азъ есми Богъ отца твоего Еноха. Видите волю, яко кончаша ся денье живота твоего, и приближи ся день почиваниа твоего. Взови Нира, сына сыну твоему Ламеху,[96] втораго, и облеци в ризы своя священыя, и поставиша у олътаря моего, и глаголеши ему все, елико ему будетъ во дни его. Зане приближают ся времена погибелныя всей земли и всего человѣка, и всего движущаго ся по земли, яко во дни его будетъ нестроение велико по земли. Зане взненавидит человѣкъ искренему своему, и людие на люди съгрѣзят ся, и языкъ на языкъ възмутитъ рать, наполнит ся вся земли крови и нестроениа зла.[97] К тому же оставят Творца своего, поклонят ся утвръженым на небеси, и хожение по земли, и волнам морским. И възвеличит ся противникъ, и порадует ся о дѣлѣх ихъ. В ражделение мое, вся земля приемлет премѣны устроение свое, и весь плод, и вся трава премѣняет времена своя, почают бо времени погибелнаго. И вси языци измѣнят ся на земли, в съжалѣние мое. И тогда азъ повелю безднѣ изринет ся на землю, и сокровища вод небесных изринет ся на землю.[98] (...) И погыбнет все составление земляное, и сотрясет ся земля вся, и лишит ся крѣпкаго своего и от дни того. Тогда аз преблюду Ноа,[99] сына сыну твоему Ламеху, пръвенца, и воставлю от сѣмени его мира иного, и сѣмя его пребудет в вѣкы».

И когда приближались к концу дни Мефусалома, явился ему Господь в видении ночном и сказал ему: «Услышь, Мефусалом, я Бог отца твоего Еноха. Знай же волю (мою), ибо кончились дни жизни твоей, и приблизился день отдохновения твоего. Призови Нира, второго сына Ламеха, сына твоего, и облеки (его) в одежды свои священные, и поставь у алтаря моего, и скажи ему все, что будет с ним во дни его. Ибо приближаются погибельные времена для всей земли, и всякого человека, и всего движущегося по земле, ибо в дни его будет беспорядок огромный на земле. Поскольку возненавидит человек ближнего своего, и люди на людей нападут, и народ против народа поднимет войско, и наполнится земля кровью и пагубным беспорядком. И тогда оставят Творца своего, и будут поклоняться утвержденным на небе (светилам), и ходящим по земле, и волнам морским. И возвеличится противник, и порадуется делам их. И к негодованию моему, вся земля воспримет перемену устройства своего, и всякий плод, и всякая трава изменят пору свою, ибо начнут предчувствовать время погибельное. И все народы изменятся на земле, к огорчению моему. Тогда я повелю бездне низринуться на землю, и запасы вод небесных устремятся на землю. (...) И погибнет все составляющее землю, и сотрясется вся земля, и лишится крепости своей с того дня. Тогда я сохраню Ноя, первенца сына твоего Ламеха, и воссоздам от семени его иной мир, и семя его пребудет во веки».

 

И въспрянувъ Мефусалом от сна своего, и оскорбѣ о снѣ зѣло; призва вся старца людскыа, и повѣда все, елико глагола Господь к нему, и видѣние, к нему явльшаго ся от Господа. И оскоръбѣша людие о видѣнии его, отвѣща к нему: «Господь владѣеть творити по волѣ своей. Нынѣ сотвори все, якоже глагола Господь к тобѣ».

И пробудился Мефусалом от сна своего, и опечалился о сне весьма; призвал всех старейшин народа и поведал (им) все, что сказал ему Господь, и о видении, явившемся ему от Господа. И опечалились люди из-за видения его, и ответили ему: «Господь властен творить по воле своей. Теперь же сделай все, как говорил тебе Господь».

 

Возва Мефусаломъ Нира, сына Ламефова втораго, и облече в ризы святительства пред лицѣмъ всих людей, и постави у главы олтарныа, и научи всему, елико сътвори в людех.

Призвал Мефусалом Нира, второго сына Ламеха, и одел его в одежды священные перед лицом всех людей, и поставил (его) у главы алтаря, и научил всему, что совершал среди людей.

 

О преставлении Мефусалъ

О преставлении Мефусалома

 

И глагола Мефусалом к людемъ: «Се Нир, се будетъ в лице ваше от днешняго дни княземъ вожь». И отвѣщаша людие къ Мефусалому: «Да будет нам глаголъ Господень, якоже глагола к тебѣ».

И сказал Мефусалом людям: «Вот Нир, он будет перед лицом вашим с этого дня князем и главою». И ответили люди Мефусалому: «Да будет нам по слову Господа, которое он сказал тебе».

 

И егда глаголаше Мефусаломъ к людемъ, смущаше ся духъ его, и преклони колѣни, и прострѣ руцѣ свои на небо, моли Господа, и молящу ся ему изиде духъ его. И ускори Ниръ и вси лидие, и создаша гробъ Мефусалиму, и положиша ему ливанъ, и трость, и освящениа многа. И иде Нир и людие, въздвигоша тѣло Мефусалимле и положиша и во гробѣ, иже создаша ему. И положиша, и рѣша людие: «Благословенъ бысть Мефусалом в лице Господне и в лице всихъ людей». И снидоша ся оттуду, и глагола Нир к людемъ: «Ускорите днесь, приведете бравы, и унец, и горлицу, и голубь, да пожремъ в лице Господне, и порадует ся днесь, ти по том идѣте в домы своя». И послушаша людие Нира, ерѣа, ускориша и приведоша, и связаша я у главы олтарныя. И взя ножь Ниръ жреческий и пожръ в лице Господне. И ускориша людие, и сотвориша. И веселиша ся в лице Господне весь день, прославиша Господа Бога, Спаса Нирова и в лице людий.

И когда говорил Мефусалом людям, взволновался дух его, и преклонил (Мефусалом) колени, и простер руки свои к небу, и молился Господу, и во время молитвы отошел дух его. И поспешили Нир и все люди, и создали гробницу Мефусалому, и положили ему ладан, и жезл, и многое священное. Пошел Нир и люди, подняли тело Мефусалома и положили его в гробницу, которую сделали ему. Положили и сказали люди: «Благословен был Мефусалом перед лицом Господа и перед лицом всех людей». И (когда) спустились оттуда, сказал Нир людям: «Поторопитесь сейчас и приведите боровов, и быков, и горлиц, и голубей, да принесем жертву перед лицом Господа, да порадуется (Господь) ныне, а после пойдете в дома свои». Послушали люди Нира, иерея, поспешили и привели (животных), и связали их у главы алтаря. Взял Нир нож для жертвоприношений и принес жертву перед лицом Господа. Поспешили же люди и совершили. И радовались перед лицом Господа весь день, и прославляли Господа Бога, Спасителя Нира перед лицом всех людей.

 

И от дни того и бысть миръ и устроение по всей земли во дни Нировы — лѣт 202. И по томъ премѣниша ся людне от Господа, и начаша ревновати друг къ другу, и людие на люди възмущаху ся, и языкъ на языкъ въста бранью, и бысть мятежь великъ. И слыша Ниръ, ерей, и оскорбѣ зѣло, и рече во сердцы своемъ: «Приближило ся бяше время и глаголы, яже глагола Господь к Мефусалому, отцу отца моего».

И с того дня был мир и порядок по всей земле во дни Нировы — двести два года. А потом отвратились люди от Господа и начали завидовать друг другу, и люди на людей подниматься, и народ на народ пошел войной, и была смута великая. И услышал Нир, иерей, и опечалился весьма, и сказал в сердце своем: «Приблизилось время, и (исполнились) слова, которые сказал Господь Мефусалому, отцу отца моего».

 

О Нировѣ женѣ

О жене Нира

 

И жена Нирова Софонима неплоды суши и не роди Нирови. И бысть Софонима во время старости, и в день смерти и приа во чревѣ своем. А Ниръ, ерѣй, не спа с нею от дни, имже, постави Господь в лице людей. Устыдѣ ся Софонима и потаи ся вся дни, и никтоже не увѣда от людей. И бысть въ день рожества, — и помяну жену свою Ниръ и възва ю к собѣ во храмину, да побѣседуетъ с нею. И иде Софонима к мужу ея, се тай во чревѣ имущи, во время рожества. И видѣвъ ю Ниръ, и постыдѣ ся ею зѣло, и рече к ней: «Что се сотворила еси, жено! И посрамила мя еси пред лицемъ всих людей. И нынѣ отиди от мене, иди, идѣже еси зачала срамоту чрева твоего, да не осквръню руку моею о тебѣ и согрѣшу в лице Господне». И отвѣща Софонима к мужу своему, глаголющи: «Се, господине мой, во время старости моеа, и не бысть во мнѣ унотства — ни вѣмъ, како зачат ся безлобье чрѣва моего». Не вѣрова ей Ниръ, и глагола ей Ниръ второе: «Отиди от мене, егда како уражю тя и согрѣшу в лицѣ Господне».

Жена Нира Софонима была бесплодна и не родила Ниру. Во времена же старости (своей) и в дни смерти (своей) зачала Софонима в чреве своем. А Нир, иерей, не спал с нею с того дня, как поставил (его) Господь (служить) перед лицом людей. Устыдилась Софонима и скрывалась все дни, и никто из людей (это) не узнал. И было, в (тот) день, когда должна была родить, — вспомнил Нир о жене своей и позвал ее к себе в покои, чтобы побеседовать с ней. И пошла Софонима к мужу своему, имея тайное в чреве своем, когда приблизилось ей время родить. И увидел ее Нир, и испытал стыд из-за нее, и сказал ей: «Что ты натворила, жена! Ты посрамила меня перед лицом всех людей. Отойди от меня ныне и иди (туда), где зачала ты позор чрева своего, да не оскверню рук моих тобою и да не согрешу перед лицом Господним». И ответила Софонима мужу своему, говоря: «Господин мой, это (случилось) во время старости моей, и не было во мне (уже) молодости — не знаю, как зачала невинность чрева моего». Не поверил ей Нир и сказал ей снова: «Уйди от меня, чтобы не ударил тебя и не согрешил (тем) перед Господом».

 

И бысть, егда Ниръ к женѣ своей глаголаше, и паде Софонима у ногу Нирову и умре. И оскорбѣ Ниръ зѣло, и рече в сердци своемъ: «Егда от Господа моего и бысть ей? И нынѣ милостивъ и Вѣченъ Господь, зане не бысть рука моя на ней». И яви ся Нирови архаггелъ Гаврнлъ, и рече ему: «Не мни, яко жена твоя Софонима вины ради умре. Се иже от нея родивый ся младенецъ — плод праведенъ есть, и егоже восприемлю на рай, да не будеши дару Божью отець».

И было, когда говорил Нир жене своей, упала Софонима у ног Нира и умерла. И опечалился Нир весьма, и сказал в сердце своем: «Не от Господа ли моего это случилось с ней? И ныне милостив Вечный Господь, ибо не было руки моей на ней». И явился Ниру архангел Гавриил, и сказал ему: «Не думай, что жена твоя Софонима из-за вины (своей) умерла. Рожденный ею младенец — плод праведный, который вознесу в рай, и да не будешь отцом дару Божьему».

 

И ускори Ниръ, и отвори двери храма своего, и иде ко брату своему Ною, и повѣда ему все, елико бысть женѣ его. И ускори Ной ко клети брата своего, и видѣ женѣ брата своего въ смерти; и утроба еа въ время рожества. И глагола Ной к Ниру: «Не буди печално тебѣ, Нире, брате мой, яко покры Господь днесь срамоту нашу, имже не вѣсть никтоже от людей. И нынѣ подшим ся, погребемъ ю, и покрыетъ Господь бестудие наше». И положиша Софониму на одрѣ, облекоша в ризы чръны, и затвориша двери, и изрыша гроб в тайнѣ. Егда изыдоша ко одру еа, и изыде отрокъ из мертвеныи Софонимы, и сѣдяше на одрѣ. И вниде Ной и Ниръ погребсти Софониму, и увѣдиша отрокъ седящъ у мрътвены сущая, одѣание на немъ. И ужасе ся Ной и Ниръ зѣло, бяше бо отрокъ свѣршенъ тѣломъ, глаголаше усты своими и благословяше Господа. Смотряше его Ной и Ниръ зѣло, глаголаше: «Се от Господа есть, брате мой. И се печать святительства на пръсѣх его, и славенъ взоромъ». И рече Ной к Нирови: «Брате, се обновляет Господь кровъ священиа по нас». И ускори Ниръ и Ной, и омысте отроча, и облекосте в ризы святительства, и дасть ему хлѣб благословеный, ясть. И нарекосте имя ему Мелхиседек.[100] И прия Ной и Ниръ тѣло Софонимы, и совлекосте с нея ризы чръныя, омысте тѣло ея и облекосте в ризы свѣтлыи и изрядны, и создаша ей гробъ. И иде Ной, и Ниръ, и Мелхиседекъ, и погребоша ю честно, явѣ.

И поторопился Нир, отворил двери дома своего и пошел к брату своему Ною, и поведал ему все, что было с женой его. И поспешил Ной к дому брата своего, и увидел жену брата своего мертвой; утробе же ее было время родить. И сказал Ной Ниру: «Не печалься, Нир, брат мой, ведь покрыл Господь ныне позор наш, так что не узнает (об этом) никто из людей. А теперь позаботимся о том, чтобы похоронить ее, и покроет Господь бесчестие наше». И положили Софониму на одре, и облекли ее в черные одежды, затворили дверь и выкопали могилу в тайне. И когда пошли к одру ее, родился отрок от мертвой Софонимы и сидел на одре. И вошли Ной и Нир, чтобы похоронить Софониму, и увидели отрока, сидящего около мертвой, и одежды (были) на нем. И ужаснулись Ной и Нир весьма, ибо был отрок совершен телом, говорил устами своими и благословлял Господа. И смотрели на него Ной и Нир внимательно, и сказал (Нир): «Это от Господа, брат мой. И вот печать священства на груди его, и славен видом». И сказал Ной Ниру: «Вот брат, обновляет Господь кров священный на смену нам». Поспешили же Нир и Ной, и омыли отрока, и облекли в одежды священства, и дали ему хлеб благословенный, и ел. Нарекли имя ему Мелхиседек. И взяли Ной и Нир тело Софонимы, и сняли с него черные одежды, омыли тело ее и одели в одежды светлые и праздничные, и сделали ей гробницу. И пошли Ной, Нир и Мелхиседек, и похоронили ее с почетом, открыто.

 

И глагола Ной къ брату своему: «Поблюди отрока до времени в тайнѣ, зане пронырѣша людие по всей земли. И нѣкако узрѣша умертвять его». И иде Ной на мѣсто свое.

И сказал Ной брату своему: «Храни отрока до времени в тайне, ибо стали вероломными люди по всей земле. И вдруг увидев, убьют его». И ушел Ной на место свое.

 

И се — вся безакониа по всей земли во дни Нировы. И тужаше Ниръ зѣло, паче о отрочати, глаголя: «Что сотворю ему?» Простеръ Ниръ руцѣ свои на небо и призва Господа, глаголя: «Увы мнѣ, Господи Вѣчный! Вся безакониа умножиша ся на земли во дни моя, и разумѣю аз, яко близъ есть скончание наше. И нынѣ, Господи, что есть видѣние отрока сего, и что есть суд его? Или что сътворю ему, да не предръгнет ся с нами в погибели сей?» Услыша Господь Нира, яви ся ему въ видѣнии нощнѣмъ и глагола ему: «Се уже, Нире, велико гибение бысть на земли, к тому не тръплю ни поносу. Се аз мышлю вскорѣ низъпустити погубление велико на землю. А о отрочати не печалуй, Ниръ, зане аз по малѣ пошлю архаггела своего Гаврила, и прииметъ отрока, и посадитъ его в раи Едемъстѣм, не погибнетъ с погыбущими. И азъ показах и, и будет ми ерѣй ерѣемъ в вѣкы Мелхиседекъ. И свящу и, и преставлю и в люди великы свящаа мя.

И вот — всяческие беззакония по всей земле в дни Нировы. И переживал Нир весьма, более же (всего) об отроке, и говорил: «Что могу сделать для него?» И простер Нир руки свои к небу, и призвал Господа, говоря: «Увы мне, Господи Вечный! Всякие беззакония умножились на земле в дни мои, и знаю я, что близок конец наш. И ныне, Господи, что {значит) явление отрока этого, и какова судьба его? И что мне сделать для него, чтобы не подвергся с нами погибели этой?» Услышал Господь Нира, и явился ему в видении ночном, и сказал ему: «Вот уже, Нир, великие беззакония были на земле, и больше не потерплю поношения. И намерен я вскоре послать погибель великую на землю. А об отроке не печалься, Нир, поскольку я скоро пошлю архангела моего Гавриила, и возьмет отрока, и поместит его в рае Эдемском, и не погибнет с гибнущими. И я явил его, и будет иерей иереев моих Мелхиседек во веки. И благословлю его, и поставлю в (число) людей великих святых моих».

 

И вставъ Ниръ от сна своего, и благослови Господа, явльшаго ся ему, глаголя: «Благословенъ Господь Богъ отець наших, иже не дасть похулениа святительству моему во святительствѣ отець моих, яко глаголъ твой созда иерѣа велика в ложеснѣх Софонимлих, жены моеа, зане не бысть мнѣ племени. И буди строкъ сый во племени моего мѣсто, и станет сынъмь, и причтеши с рабы своими: со Сонфим, и Онохом, и Русиемъ, и Миламом, и Серухом, и Арусалом, Наилем, и Енохом, и Мефусаиломъ, и рабомъ твоим Ниром. И Мелхиседекъ будетъ глава иерѣемъ в род инъ. Видѣ бо, яко род сей в мятеже скончает ся, и погибнутъ яко вси. И Ной, брат мой, схранит ся в род инъ в саждении, и от племени его востанут люди мнози, и Мелхиседек станет глава иерѣемъ людия, единовластиа служащаа ти, Господи».

И встал Нир от сна своего, и благословил Господа, явившегося ему, говоря: «Благословен Господь Бог отцов наших, не допустивший поношения священства моего и священства отцов моих, ибо слово твое создало иерея великого во чреве Софонимы, жены моей, поскольку не было у меня потомства. Да будет отрок сей мне вместо потомства, и станет сыном (моим), и причтешь (его) к рабам твоим: Соифиму, Оноху, Русию, Миламу, Серуху, Арусану, Наилю, Еноху, Мефусалому, и рабу твоему Ниру. И будет Мелхиседек глава иереям в роде другом. Ибо знаю, что род этот окончится в смуте, и что погибнут все. А Ной, брат мой, будет сохранен для создания рода иного, и от племени его пойдет многочисленный народ, и Мелхиседек станет главой иереев людских, единой твоей власти служащих, Господи».

 

И бысть, егда сконца отрок 40 дни въ кровѣ Нировѣ, и глагола Господь архаггелу Гаврилу: «Сниди на землю к Ниру, жерцу, и возми отрока Мелхиседека сущаго, и положи в раи Едемли въ хранитву. Уже бо приближи ся время, и аз пущу вся воды на землю, и погибнут вся сущаа на земли. И воставлю в род ин, и Мелхиседекъ будетъ глава ерѣемъ в родѣ том». И ускори Гаврилъ, и слѣте нощию, и Ниръ бяше спя на одрѣ своемъ нощию, и яви ся ему Гаврил, глагола к нему: «Сице глаголеть Господь к Нирови: пусти отрока ко мнѣ, иже ти поручих». И не позна Ниръ глаголющаго къ нему, и мятяше ся сердце его, егда рече: «Увѣдающи людие отроча, возмуть й и убиют его, зане лукаво бысть сердце людско пред лицем Господнимъ». И отвѣща Гаврилу, и рече: «Нѣсть у мене отрока, и не позная глаголющаго ко мнѣ». И отвѣщав к нему Гаврилъ: «Не бой ся, Нире, аз есми архаггелъ Гаврил. Посла мя Господь, и се поимаю отрока твоего днесь, и иду с нимъ, и положу и в раи Едемьстем».

И было, когда пребывал отрок сорок дней в доме Нира, сказал Господь архангелу Гавриилу: «Сойди на землю к Ниру-иерею, и возьми отрока Мелхиседека, и помести (его) в рай Эдемский для сохранения. Ибо уже приблизилось время, (когда) пущу (все) воды на землю, и погибнет все сущее на земле. И создам род иной, и Мелхиседек будет глава иереев в роде том». И поспешил Гавриил, спустился ночью, а Нир спал на ложе своем ночью, и явился ему Гавриил, и сказал ему: «Так говорит Господь Ниру: отпусти ко мне отрока, которого я поручил тебе». И не узнал Нир говорящего ему, и смутилось сердце его, тогда сказал (себе): «Узнали люди об отроке, возьмут его и убьют его, потому что вероломно стало сердце людское перед лицом Господа». И отвечал Гавриилу, и сказал: «Нет у меня отрока и не знаю, кто говорит со мной». Ответил же ему Гавриил: «Не бойся, Нир, я архангел Гавриил. Послал меня Господь, и вот беру отрока твоего сегодня, и иду с ним, и помещу его в рае Эдемском».

 

И помяну Ниръ сонъ пръвый, вѣровавъ и отвѣщавъ Гаврилу: «Благословенъ Господь, пославый тя днесь, ко мнѣ! И нынѣ благослови раба твоего Нира, и поими отрока, и сотвори ему, еликоже глаголано к тобѣ». И взя Гаврил отрока Мелхиседека в нощъ ту на крилѣ свои, и положи в раи Едемъстѣм. И вста Ниръ заутра, иде в кровъ, и не обрѣте отрока. И бысть радость и скорбь Нирови зѣло, зане имяше отрока в сына мѣсто.

И вспомнил Нир сон прежний, поверил и ответил Гавриилу: «Благословен Господь, пославший тебя сегодня ко мне! И ныне благослови раба твоего Нира, и возьми отрока, и сотвори ему, как было сказано тебе». И взял Гавриил отрока Мелхиседека в ночь ту на крылья свои, и поместил в раю Эдемском. И встал утром Нир, и пошел в дом, и не нашел отрока. И была радость и скорбь у Нира великая, ибо отрок был ему вместо сына.

 

Богу нашему слава всегда, нинѣ и присно и в вѣкы вѣкомъ. Аминь.

Богу нашему слава всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 



[1] ...в нарочитый день мѣсяца 1-го... — Первый месяц еврейского календаря — нисан (март—апрель); нарочитый день, возможно, либо первый день пасхи (15 нисана), либо седьмой день пасхи, в который надлежало воздерживаться от всех дел.

 

[2] ...одѣаниа ею пѣнию раздаанию... — Не вполне ясное место; все списки дают разные чтения. В ряде списков «раздаанию» заменено на «раздная», один список дает «пѣрие» вместо «пѣние» (таким образом, варианты перевода: «одежды их — пена различная» или «одежды их — перия разные»).

 

[3] ...лице их яко солнце светя ся, очи их, яко свѣщи горяста ... руцѣ ею, яко крилѣ златѣ... — Ср. Дан. 10, 6.

 

[4] ...блеща ся привидѣниемъ лице мое от страха. — Ср. Дан. 10, 8.

 

[5] Дръзай, Еноше, не бой ся... — Ср. Мф. 14, 27.

 

[6] ...сыны своа Мефусалома и Ригима... — В славянском тексте апокрифа старший сын Еноха именуется «Мефусалом», что соответствует еврейскому написанию имени, тогда как в славяно-византийской библейской традиции оно передается как «Мафусал» (Быт. 5, 21); другие дети Еноха не названы в Библии по именам.

 

[7] ...не отступайте от Бога, и пред лицемъ Господнимъ ходите... — Ср. 1 Цар. 12, 20; Вт. 10, 12; Быт. 5, 22; 6, 9.

 

[8] ...и судьбы его cхраните... — Ср. Лев. 18, 5; Вт. 10, 13; Иез. 36, 27.

 

[9] ...не отвратите жрътвы спасений вашего ... не лишит Господь снискании своих и во хранилницах ваших. — Ср. Сирах. 35, 1, 4—6, 10.

 

[10] Не отступайте от Господа, ни поклоните ся богомъ пустотным, иже не сотвориша ни небеси, ни земли. — Ср. Вт. 8, 19; Иер. 10, 11.

 

[11] Увѣри Господь сердца ваша въ страх свои! — Ср. Притч. 23, 17.

 

[12] И показаша ми сокровища снѣжнаа и голотнаа... — Ср. Иов. 38, 22.

 

[13] И ту видѣх аггелы осуждена, плачющи... — Ср. Иов. 4, 18; 2 Петр. 2, 4; Иуд. 1, 6.

 

[14] ...възведоста на третье небо, и постависта мя посреди породы. — О том, что рай находится на третьем небе есть указание в Библии (см. 2 Кор. 12, 2—4).

 

[15] И мѣсто то невидимо добротою видѣниа... — Ср. Быт. 2, 9.

 

[16] И четыре реки мимо текущи тихимъ шествиемъ. — Ср. Быт. 2, 10—14.

 

[17] Всяк град добръ ражающи на пищю. — Ср. Быт. 2, 9.

 

[18] И древо жизненое на мѣстѣ томъ... — Ср. Быт. 2, 9; Апок. 2, 7.

 

[19] …и сотворятъ суд праведенъ: дати хлѣб алчющимъ и нагиа покрыти ризою, а въздвигнути падшаго и помощи обидимымъ... — Ср. Ис. 58, 7; Иер. 22, 3; Иез. 18, 5, 7—9.

 

[20] Се мѣсто, Еноше, уготовано есть нечестивым, творящимъ безбожнаа по земли, иже дѣлаютъ чародѣании и обажениа... — Ср. Апок. 21, 8.

 

[21] ...иже рѣшатъ иго вязеще... — Не вполне ясное место; помимо предложенного в переводе возможно и буквальное понимание: «которые освобождают узы заключенных», но это вступает в противоречие и с библейским текстом (ср. Ис. 58, 6) и с другими фрагментами самой Книги Еноха, где освобождение заключенных — показатель праведности.

 

[22] ...и видѣх седмогубный свѣт имат солнце, паче мѣсяца. — Ср. Ис. 30, 26.

[23] ...о стадии 1 тридесятого испытана... — Возможен перевод «на расстоянии 31 стадии».

[24] ...и скончають ся дньи лѣта по возвратомъ временным. — Подобный солнечный календарь, насчитывающий 364 дня в году, встречается в ветхозаветном апокрифе Книги Юбилеев и в эфиопской версии Книги Еноха. Именно этот солнечный календарь засвидетельствован памятниками Кумрана. (Вероятно, применение подобного календаря было связано с попыткой сохранить закрепление праздников года за определенными днями недели, для чего в каждом «месяце» число дней оказывалось кратным семи.)

[25] ...указасте ми 12 врата... — Согласно эфиопскому тексту Книги Еноха, на небе — 12 ворот, из которых выходят солнце, луна и ветры, но каждый из них проходит через эти ворота своим порядком.

[26] ...и свръшаетъ лѣто деньми 365. — Видимо, это место в славянском тексте исправлено (первоначально, как говорилось выше, в тексте Книги Еноха описывался год в 364 дня).

[27] И видѣх ту многа воя игригорьи... — Игригорьи (Григоры) восходит к греческому έγρήγοροι — «бдящие» (ср. Дан. 4, 10). В эфиопском и греческом текстах апокрифа о них содержится подробный рассказ: это ангелы, которые со своим князем спустились на землю и выбрали себе жен из земных женщин («осквернились женами человеческими»), и от них родились исполины, и началось великое нестроение на земле, за это Господь послал на землю потоп. Именно Григоры, согласно данной версии апокрифа, научили мужчин изготовлять оружие, а женщин — пользоваться косметикой и заниматься колдовством (ср. Быт. 6, 1—4).

[28] ...на рамѣ горѣ Ермонониа... — Ермон («священная гора») — гора на северной границе Палестины, южная часть Антиливана (Вт. 3, 8—9; Нав. 11, 3, 17; 12. 15; 1 Пар. 5, 23; Пс. 89, 13; 133, 3).

[29] И аггели же суть над времены и лѣты ... и кипящимъ всѣмъ... — Упоминание ангелов стихий есть в Библии (ср. Апок. 7, 1; 16, 5).

[30] ...7 шестокрилець... — семь серафимов (ср. Ис. 6, 2).

[31] ...и свѣтлое стоание офанимское. — В трактате Псевдо-Дионисия Ареопагита (V в.) о девяти ангельских чинах нет такого ангельского чина. «Офаним» в переводе с древнееврейского буквально означает «колеса» (см. Иез. 1, 15—21).

[32] Показаша ми издалеча Господа, сѣдяща на прѣстолѣ своемъ... — Ср. Ис. 6, 1—3.

[33] И посла Господь единаго от славных своих ко мнѣ — Гаврила... — архангел Гавриил (см. Дан. 8, 15—26; 9, 20—27; Лк. 1; 11—20, 26).

[34] И въздвиже мя Михаилъ, архаггелъ великый Господень... — См. Дан. 10, 13, 21; 12, 1; Иуд. 1, 9; Апок. 12, 7.

[35] ...совлечи со земных риз… и облечи в ризи славны. — Ср. Зах. 3, 4.

[36] ...и бых, яко единъ от славных, и не бяше различиа взорнаго. — Ср. Зах. 3, 5.

[37] И воззва Господь Веревеила, единаго архаггела своего... — Веревеил — имя встречающееся только в славянском тексте Книги Еноха. Предполагают его происхождение либо из незасвидетельствованного еврейского Бребоэль (соотносимого с новозаветным текстом «им создано все» — Кол. 1, 16), либо считают Веревеил порчей имени Уриил (имени архангела, известного в иудейской и христианской традиции). И то и другое довольно спорно.

[38] ...и принесе мнѣ книги, изощрена, змурениемъ. — Не вполне ясное место, вероятно, имеется в виду «смирна» (мирра) — благовонная смола, которую использовали не только для умащения живых и бальзамирования мертвых, но и как краситель.

[39] Преже, даже все не бысть испръва, еликоже сотворих от небытиа в бытие... — Рассказ о создании творения в Книге Еноха значительно отличается от библейского (см. 1 и 2 гл. Книги Бытия).

[40] ...аз же не обрѣтохъ покоа, зоне все бе-створя. — Ср. Быт. 1, 2.

[41] Изыде Адоилъ, превелики зѣло... — Адоил, неизвестное в других источниках имя, возможно, восходит к названию одного из гностических эонов (вероятно его древнееврейское происхождение: «адо» — означает «вечность его», «ил» — Бог).

[42] ...то имый въ чревѣ вѣка великого. — Век великий соответствует греческому αιών («эон») и еврейскому («олам»), что означает и «век», и «мир»; в библейском понимании «олам» — это бесконечный поток времени, вмещающий все существующее; подобное представление об эоне было в раннем христианстве и гностицизме.

[43] И видѣх, яко благо. — Ср. Быт. 1, 4.

[44] ...свѣтови же глаголахъ: «Взыди ты выше и утвръди ся...» — Ср. Быт. 1, 3.

[45] ...изыдете от невидимыхъ твердь и видимо. — Ср. Быт. 1, 6.

[46] Арухаз. — В других списках Архас либо Арухас; возможно, происходит от названия гностического эона (ср. Абрасакс — верховный глава небес и эонов, как бы совмещающий в своем лице их полноту). Возможно и понимание имени Арухаз как «основание, фундамент», от еврейского 'aruch «устраивать, приводить в порядок» и 'az — «твердый».(Ср. «дух тверди» — 3 Езд. 6, 41).

[47] Море събравъ на едино мѣсто, связах в игомъ, дахъ море предѣлъ вѣченъ, не перетергнет ся от вод. — Ср. Пс. 103, 9; Иер. 5, 22.

[48] Твръду въдружих и основахъ връху вод. — Ср. Быт. 1, 6—10.

[49] Ко всим же воимъ образовахъ небесѣмъ солнце от свѣта великого, и поставих е на небеси, да свѣтит по земли. — Ср. Быт. 1, 14—19.

[50] Земли же велѣх возрастити древа всяка... и всяко сѣмя живо, сѣай сѣмя... — Ср. Быт. 1, 11 — 12.

[51] ...преже, да иже не сотворих душь живъ, пищу имъ уготовах. — Ср. Быт. 1, 29; Пс. 103, 14.

[52] Морю же повелѣх породити своя рыбы... и всяку птицу парящую. — Ср. Быт. 1, 20.

[53] Егда скончах все, повелѣх моей прѣмудрости створити человѣка. — Ср. Быт. 1, 26—27.

[54] ...и елико видѣ на небесѣх ... прѣмудростию моею... сътворихъ от нижнаго основаниа и до горняго. — Ср. Пс. 32, 6—9; Притч. 8, 22—31; Ис. 44, 24; 45, 12.

[55] И до конца ея нѣсть свѣтника, ни слѣдника. Азъ самъ вѣченъ, нерукотворенъ. — Ср. Ис. 40, 13—14; Сирах. 42, 21—22.

[56] ...аще ли отвращу лице мое, то всеа потребят ся, аще ли призираю, то стоятъ. — Ср. Пс. 103, 29—30.

[57] ...и разумѣют и тѣ, яко нѣсть творца иного развѣе мене. — Ср. Ис. 44, 6; 45, 5, 18, 21—22; 46, 9.

[58] ...зане рукописание твое и рукописание отець твоих и Адама и Сифа не потребят ся до вѣка послѣдняго... — Согласно иудейским источникам, Адаму были вручены ангелом две книги, которые им были переданы Сифу, а затем Сифом вверены Еноху.

[59] ...и вся земля съгрѣшит неправдами... Тогда потопъ наведу на землю ...И оставлю мужа правдива от племени твоего... — Ср. Быт. 6, 5—8.

[60] ...аз же видѣх лице Господне, яко желѣзо от огня раждеженно, искры отпущающи. — Ср. Иез. 1, 26—28.

[61] ...аз всяческаа cвѣмъ ... от зачала до конца, и от конца до възвращениа... — Ср. Прем. 7, 17—21.

[62] Яз написах сокровища снѣжнаа и хранилница голотнаа... — Ср. Иов. 38, 22.

[63] ...блаженъ, иже баит ся имени Господни, пред лицѣм его послужитъ выину, и учинит дары, приносы... — Ср. Вт. 10, 12; Сирах. 35, 1.

[64] Блажен, иже сотворитъ суд праведный: нагаго одежетъ ризою и алчну дасть хлѣб. — Ср. Ис. 58, 7.

[65] Блаженъ, иже судитъ суд праведный: сиротѣ, и вдовицѣ, всему обидиму поможетъ. — Ср. Ис. 1, 17; 58, 6.

[66] Блаженъ, иже възразитъ ся от пути примѣнна и ходит путми праведными. — Ср. Притч. 4, 11; 16, 17; 4, 14, 27.

[67] Блаженъ, сѣяй сѣмена праведнаа, яко и пожнет я седмерицею. — Ср. Сирах. 7, 3.

[68] Блаженъ, в немже есть истинна, да глаголетъ истинну искренему. — Ср. Зах. 8, 16.

[69] Блаженъ есть, емуже въ устнах его милость истинна и кротость. — Ср. Мф. 5, 5, 7.

[70] ...тако человѣкъ человѣка честнѣе есть... Нѣсть же никтоже боле боящаго ся Господа, боящи бо ся Господа славнии будутъ в вѣк. — Ср. Сирах. 10, 24—27.

[71] Блаженъ, емуже будетъ мѣра праведна, и ставило праведно, превесы праведныи ... познаютъ кождо мѣру свою и в ту приимутъ мзду. — Ср. Вт. 25, 14—15; Лев. 19, 36; Притч. 16, 11; Иез. 45, 10; Иов 31, 6.

[72] ...иже поставилъ основаниа на безвѣстных, протяглъ небеса на невидимых, землю поставил ...иже бесщисленую тварь створи единъ... — Ср. Пс. 103, 2—6; 135, 5—9; Ис. 40, 22; 42, 5; Зах. 12, 1; Кол. 1, 16.

[73] ...кто ищелъ пръсть земную или пѣсокъ морскый, или капля облачныи? — Ср. Ис. 40, 12; Сирах. 1, 2.

[74] ... в тръпѣнии, во кротости пребудите чисмя дний ваших... — Ср. Сирах 2,4; Л к. 21, 19.

[75] А могущии възданиа въздати, не воздайте искренему, зане Господь въздалъ есть, вам же будетъ местникъ в День Суда Великаго. — Ср. Вт. 32, 35; Лев. 19, 18; Сирах. 28, 1—2.

[76] Злато и сребро погубите брата ради... — Ср. Сирах. 29, 13.

[77] И сиротѣ, и вдовицѣ прострете руки ваша, и противу силѣ помозите бѣдному... — Ср. Притч. 19, 17; Ис. 1, 17; Сирах 14, 13.

[78] Скорбь и тяжко, аще наидетъ на вы, и Господа ради отрѣшите... — Ср. 1 Петр. 2, 19.

[79] Заутра, и полудни, и вечеръ (...) добро есть ... славити Творителя всѣх. — Ср. Пс. 54, 18.

[80] Проклятъ, иже отвръзаай сердце свое укорение и оклеветаниа искренему. — Ср. Пс. 100, 5.

[81] Проклятъ, глаголя, и нѣсть мира въ сердци его. — Ср. Пс. 27, 3.

[82] ...храните сердца ваша от всякиа неправды... — Ср. Иез. 18, 8.

[83] ...зане Господь все видитъ. — Ср. Иер. 16, 17; Сирах. 39, 25.

[84] Призва Господь вся скоты земныя... и приведе я пред лице отца вашего Адама, да наречетъ имена всимъ на земли. — Ср. Быт. 2, 19.

[85] ...и покори ему все, въ менъшество второе... на послушание человѣку. — Ср. Сирах. 17, 4.

[86] Врѣай человѣка в сѣть, самъ увязнетъ в ней... — Ср. Пс. 34, 8; Сирах. 27, 29; Притч. 26, 27; Ек. 10, 8.

[87] ...храните сердце ваше от всякия неправды, иже възненавидитъ Господь... — Притч. 6, 16—19; Вт. 25, 16; Иудифь. 5, 17; Сирах. 15, 13.

[88] Аще ли поропщетъ сердце его, то погубление творитъ, и не будетъ обрѣтения. — Ср. Вт. 15, 10; 2 Кор. 9, 7.

[89] ...до мѣста Азуханъ... — В других списках: Азухань или Ахузань (высказывалось предположение, что первично Ахузань — от еврейского 'ahuz «схваченный», ибо с этого места Енох был взят и вознесен на небо).

[90] ...постави Господь вѣка тварного... — Слово «век» в значении «мир» употребляется и в библейском тексте (ср. Евр. 11,3).

[91] ...созда человѣка по образу своему, и вложи ему очи видѣти, и уши слышати, и сердце помышляти, и умъ съвѣтовати. — Ср. Быт. 1, 26—27; Сирах. 17, 3; 17, 5—6.

[92] ...съхраните душа ваша от всякоа неправды, елико возненавидѣ Господь... — Ср. Иудифь. 5, 17.

[93] ...пред лицемъ Господним ходите и тому единому служите, и всяко приношение приносите пред лице Господне. — Ср. Вт. 10, 12—13; Сирах. 35, 1.

[94] Аще бо возритъ — то ту Господь... зане Господь сотвори всячьскаа, и не укрыет ся всяко дѣло от лица Господня. — Ср. Пс. 138, 8—10; Иер. 16, 17.

[95] В долготръпѣние, въ кротости ... изидете болѣзнаго вѣка сего. — Ср. Сирах. 2, 4; Лк. 21, 19.

[96] Взови Нира, сына сыну твоему Ламеху... — Ламех, сын Мафусала, внук Еноха, отец Ноя (Быт. 5, 25; 28—31); имя Нир встречается в Библии, но не применительно к сыну Ламеха (см. 2 Цар. 2, 8).

[97] ...приближают ся времена погибелныя всей земли ... наполнит ся вся земли крови и нестроениа зла. — Ср. Быт. 6, 5, 6, 13.

[98] И тогда азъ повелю безднѣ изринет ся на землю, и сокровища вод небесных изринет ся на землю. — Ср. Быт. 6, 17.

[99] Тогда аз преблюду Ноа... — См. Быт. 5, 29; 6, 18.

[100] И нарекосте имя ему Мелхиседек. — Мелхиседек («мой царь — праведность»), см. Быт. 14, 18—20; Пс. 109, 4; Евр. 5, 6, 10; 6, 20; 7, 1, 10—11, 15, 17.

 

 

Книга Еноха относится к числу апокрифов ветхозаветного цикла. Из Библии о Енохе, седьмом от Адама, прадеде Ноя, известно, что он прожил 365 лет и «не стало его, потому что Бог взял его» (Быт. 5, 24), Енох «угодил Богу» и «не видел смерти» (Евр. 11, 5), и «не было на земле никого из сотворенных, подобного Еноху, ибо он был восхищен от земли» (Сирах. 49, 16) и «взят на небо» (Сирах. 44, 15).

Славянская Книга Еноха, или «Книга о вознесении праведного Еноха», известна в списках русского, сербского, молдавского и болгарского происхождения конца XV—начала XVIII в. Выделяют две редакции славянского текста апокрифа — краткую и пространную. Краткая является первичной (возможно, она возникла еще в X—XI вв.), пространная была создана не ранее XIV в. (возможно, в конце XV в.) в результате внесения дополнений и некоторых переделок в текст краткой редакции. Славянский текст Книги Еноха был известен на Руси, о чем свидетельствуют, в частности, наличие значительных фрагментов из нее в составе Мерила Праведного (XIV в.), упоминание о Енохе в Повести временных лет и в Послании архиепископа Новгородского Геннадия (XV в.).

Славянская Книга Еноха — переводный текст. Но в отношении происхождения перевода не существует единой точки зрения: А. Ваяан полагал, что перевод был совершен с греческого языка на старославянский (в Македонии или Паннонии), Н. А. Мещерский высказывал предположение, что перевод был сделан непосредственно с древнееврейского на древнерусский (в Киевской Руси).

Помимо славянского текста апокриф о Енохе дошел до наших дней полностью или во фрагментах на ряде других языков.

Поскольку сохранившиеся на разных языках тексты апокрифа существенно отличаются по композиции, содержанию и характеру изложения, их принято делить на три группы, представляющие собой три разные версии апокрифа о Енохе, которые в научной литературе называют Енох 1, Енох 2 и Енох 3. Под Енохом 1 понимают версию, представленную в полном виде на эфиопском языке, а также сохранившуюся частично на греческом (около одной трети полного текста) и во фрагментах на арамейском и древнееврейском (не более 5% всего текста). Под Енохом 2 подразумевают славянскую версию апокрифа (то есть тексты, дошедшие в славянских списках). Енохом 3 называют средневековую еврейскую версию апокрифа.

И хотя известные в настоящий момент 3 версии Книги Еноха значительно отличаются друг от друга, тем не менее, исследователи не сомневаются, что они восходят в далеком прошлом к одному источнику. Древнее происхождение апокрифа подтверждается найденными в Кумране фрагментами Книги Еноха (на древнееврейском и арамейском языках), датируемые II—I вв. до н. э.

В первые века нашей эры Книга Еноха была не только известна, но и пользовалась авторитетом, о чем свидетельствует упоминание о ней в Послании апостола Иуды (1, 14—15). В своих сочинениях на Книгу Еноха ссылались Ириней Лионский, Тертуллиан, Климент Александрийский, Ориген.

Современные исследователи Книги Еноха видят в ней одно из первых произведений апокалиптического жанра, предтечу всей раннехристианской апокалиптической литературы.

Более подробно о Книге Еноха см.: Соколов М. И. Славянская Книга Еноха Праведнаго. М., 1910; Мещерский Н. А. К истории текста славянской Книги Еноха // Византийский временник. Т. XXIV. М., 1964. С. 91—108; Valiant A. Le livre des secrets d'Henoch. Paris, 1952; Black M. The Book of Enoch or 1 Enoch. Leiden, 1985; Milik J. The Book of Enoch. Oxford, 1976; Odeberg H. 3 Enoch or the Hebrew Book of Enoch. New Jork, 1973.

Текст издается по впервые публикуемому списку конца XVI в. (списку краткой редакции): Библиотека РАН, 45.13.4, лл. 357—366 об. Исправления в текст вносились по другим спискам краткой редакции (список конца XV в. — ГИМ, собр. Уварова 3 (18), лл. 626—638 об. список XVII в. — ГИМ, собр. Барсова 2729, лл. 9—34 об.), а также по смыслу.

Поскольку Книга Еноха имеет весьма древнее происхождение, и возможно, создавалась примерно в одно время или ранее некоторых текстов Священного Писания, то приводимые в комментарии отсылки к тексту Библии не являются указанием того, что тот или иной фрагмент Книги Еноха представляет собой цитату из Священного Писания. Указанные в комментарии параллели между Книгой Еноха и текстами Библии призваны просто показать соотношение между ними и, быть может, позволят лучше понять славянский текст Книги Еноха.

Сборник, журнал, серия: Библиотека литературы Древней Руси