Слово о крестном древе – (Библиотека литературы Древней Руси)
 

СЛОВО О КРЕСТНОМ ДРЕВЕ

Подготовка текста, перевод и комментарии М. Д. Каган-Тарковской

Текст:

СЛОВО СВЯТОГО ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА О ЧЕСТНѢМ КРЕСТѢ

СЛОВО СВЯТОГО ГРИГОРИЯ БОГОСЛОВА О ЧЕСТНОМ КРЕСТЕ

 

Егдаже погребоша Адама[1] с венцом, иже свит и возложи на главу его от древа, от негоже изгнан бысть, иже принесе ему Сифь,[2] сынъ его, иже дасть ему аггелъ из рая, и возрасте древо из венца из главы Адамовы. И бысть велико, и велико и пречюдно возрастом на трое растуще. И въ едино старѣющеся и пребысть седмерицею высочайши всѣх древъ.

Когда погребли Адама с венцом, который свил и возложил он на главу свою из ветвей того древа, из-за которого изгнан был из Рая и которые принес ему Сиф, сын его, а тому дал их ангел, вынеся из Рая, то выросло древо из венца, что был на главе Адама. И было оно велико — велико и удивительно (выросшим), разделяясь стволами на-трое. И возрастали стволы вместе и были в семь раз выше всех других дерев.

 

О друзем древе, на немже распятся разбойник вѣрный

О другом древе, на котором распят был разбойник верный

 

От того же древа изнесе Тигръ[3] река из Рая и стояше на песцѣ. Тако егда хотяше помянути Сиф отца своего Адама, и показа ему аггелъ древа, и сотвори огнь на рецѣ, рекомой Яилѣ,[4] и память сотвори отцу своему. И то огнь будет неугасая и до веку всегда горит непрестанно. И лютыя звѣри стрегут того огня.

Часть от того древа вынесла река Тигр из Рая, и осталась она на песке. И когда захотел Сиф помянуть отца своего Адама, показал ему ангел это древо, и возжег Сиф огонь на реке, именуемой Нил, и тем память сотворил отцу своему. И тот огонь будет неугасимым, и гореть ему до скончания мира непрестанно. И лютые звери стерегли тот огонь.

 

Да егда согрѣшит Лотъ[5] и прииде ко Аврааму[6] на покаяние, егда слыша Авраам и ужасеся велми, и пусти Лота, да погибнет, и рече ему: «Прииди и принеси огня, иже во Ниле рецѣ». И шед Лот, и обрете вси звѣрие спяща, и възять три главня, и принесе къ Аврааму. И видѣ Авраамь, и позна, и удивися. И заповѣда ему посадити их на горници мѣстѣ и поливати водою. И рече: «Егда прорастят главня, тогда еси прость от грѣха того». Бѣше бо вода далече, 3-щ на день доносѣше въ устѣх своих и поливаше главня, и тако прорастошя. И възыде дрѣво прѣчюдно и прѣкрасно зѣло.

Но когда согрешил Лот и пришел к Аврааму на покаяние, и когда услышал Авраам, то так ужаснулся, что послал Лота на погибель, и сказал ему: «Пойди и принеси огня, что горит на Ниле реке». И пошел Лот, и увидел, что все звери спят, и взял три головни, и принес Аврааму. И увидел Авраам, и узнал все, и удивился. И повелел ему посадить их на высоком месте и поливать водою. И сказал: «Когда дадут побеги головни, тогда простится тебе грех тот». Хотя была вода далеко, 3-жды в день приносил Лот в устах своих и поливал головни, и так проросли они. И вознеслось древо удивительное и прекрасное.

 

О третиемь дрѣвѣ, на немже распятся разбойник невѣрный

О третьем древе, на котором распят был разбойник неверный

 

От того жде дрѣва изнесе вода потопнаа. И егда исяче вода, дрѣво оста при рѣцѣ Мерстѣй.[7] Да егда изведе Моиси израильтѣны,[8] не имѣшя что пити, понеже бѣ вода горка. Моиси ходѣше скръбно, воду искый. И сътвори молитву къ Богу, и показа ему аггель дрѣво, и то дрѣво лежаше връху и цъвтѣше. И въземь Моиси от дрѣва, и крестаобразно посади въ рѣцѣ, и усладися вода от дрѣва.[9] И израсте дрѣво прѣвеликое зѣло и чюдно, и прѣукрашенно.

Часть от того древа принесла вода во время потопа. И когда спала вода, древо осталось при реке Мерре. Когда же вывел Моисей израильтян, не было у них питья, поскольку была вода горька. Моисей ходил в заботе, воду ища. И тогда сотворил молитву Богу, и показал ему ангел древо, и то древо лежало вверху (у реки) и цвело. И взял Моисей ветви от древа и крестообразно посадил их в реке, и стала вода пресной. И выросло древо превеликое, удивительное и прекрасное.

 

Въпрос. Како зачяхуся та дрѣва или како растѣху тако?

Вопрос. Как зародились эти деревья и как выросли такими?

 

Ответ. Егда насади Господь Рай, не бѣ ту тогда ни аггела, никого, тъкмо Господь и Сатанаиль.[10] И что велѣвааше Господь садити, Сатанаиль крадѣше от въсѣкого сада тай от Господа и просыпа насрѣдѣ Рая. Господь рече: «Ту будет тѣло мое и азъ самь ту буду, и будет тебѣ на прогнание». И изшед вънь. И рече Сатанаиль: «Господи, благослови, елика насадиховѣ». Господь рече: «Ту есмъ азь посрѣдѣ Рая». И егда изыде Сатанаиль, да видит дрѣво свое, Дрѣво его изгна изь Рая. И почрънѣ Сатанаиль и бысть диаволь.

Ответ. Когда насаждал Господь Рай, не было с ним тогда ни одного ангела, только Господь и Сатанаил. И что велел Господь сажать, Сатанаил крал от всех растений тайно от Господа и рассыпал посреди Рая. Господь сказал: «Тут будет тело мое, и я сам тут буду, и послужит это твоему изгнанию». И удалился. И сказал Сатанаил: «Господи, благослови то, что мы насадили». Господь сказал: «Здесь я посреди Рая». И когда подошел Сатанаил, то увидел древо свое. Древом этим был изгнан он из Рая. И почернел Сатанаил и стал дьяволом.

 

Дрѣво же израсте на 3 стлъпы: единь стлъпь Адамь, 2 стлъпь Евва, 3 стлъп посрѣде самь Господь. Да егда съгрѣши Адам и Евва,[11] тогда паде Адамова чясть въ рѣку Тигрь и изнесе его. Да егда бысть потопь, на водѣ потопнѣ изыде, да егда исяче вода, дрѣво же израсте при Мерстѣй рѣцѣ. А Еввина чясть паде въ Раи.

Древо же выросло в три ствола: один ствол — Адам, 2-й ствол — Ева, 3-й ствол, средний, — сам Господь. И когда согрешили Адам и Ева, тогда упала часть Адамова в реку Тигр и вынесла река ее из Рая. А когда наступил потоп, то понесла ее вода, а когда иссякла вода, то древо выросло при реке Мерре. А Евина часть упала в Раю.

 

Въпрос. Како пакы съвъкупишася та дрѣва въ Иерусалимѣ?

Вопрос. Как снова соединились эти древа в Иерусалиме?

 

Отвѣт. Егда хотѣше Господь Богъ да съзиждеть Соломонь[12] дом Божий, святый Сионь,[13] и спусти Господь пръстень Соломону, и обладааше бѣсовы въсѣми. И създа дом Божий, святый Сионь. И искааше дрѣво да покрыет церковь. И повѣдашя ему дрѣво, еже посади Моиси въ Меррѣ. И шед и посѣче дрѣво, и възяху дрѣво 80 бывол. И омрачишася при Иордани,[14] и бысть бурѣ велика, и потопи дрѣво въ Иордани, и не обрѣтошу его.

Ответ. Когда приказал Господь Бог Соломону воздвигнуть дом Божий, святой Сион, ниспослал Господь перстень Соломону, чтобы он повелевал всеми бесами. И строил Соломон дом Божий, святой Сион. И искал древо, чтобы покрыть церковь. И указали ему древо, что посадил Моисей в Мерре. И пошел, и срубил древо, и впрягли в древо 80 буйволов. И стемнело на Иордани, и поднялась буря великая, и утонуло древо в Иордани, и не нашли его.

 

И сказаша ему другое древо, иже от главен бяша, и иде на дрѣво, еже бѣ от главень. Бѣше бо народ мног, въсѣх 3 тысяш, людий, еже вѣроваху въ дрѣво, то бо дрѣво творѣше чюдеса велика, и въси мнѣху на том дрѣвѣ распятися хощет Господь. Егда хотѣше дрѣво сѣщи Соломонь, людие не даваху ему и глаголаху ему: «О Соломоне, не дамы тебѣ дрѣво сѣщи животное. Где видѣ ты 3 главня проросли и чюдо творящу я велико? И мнози обрѣтают от него спасение, понеже на нем распятися хотѣше Господь». Соломонь мнозѣх порази и посѣче дрѣво. И принесе е въ Иерусалимь. Людие же вѣрующе въ дрѣво събрашя вѣтвие дрѣву и принесошу плачяще въ Иерусалимь, и позирающе на дрѣво.

И указали ему другое древо, что из головней выросло, и пошел он к древу, которое было от головней. Был многочисленный народ, всех 3 тысячи людей, которые веровали в древо, то древо творило чудеса великие, и все думали, что на том древе распят будет Господь. Когда хотел древо срубить Соломон, люди не давали ему и говорили ему: «О Соломон, не позволим тебе древо срубить животворное. Где видел ты, чтобы три головни проросли, и чудо творит оно великое? И многие находят в нем спасение, потому что на нем распят будет Господь». Соломон же многих убил и срубил древо. И принес его в Иерусалим. Люди же, верующие в древо, собрали ветви древесные и принесли с плачем в Иерусалим, и смотрели на древо.

 

И принесе Соломон дрѣво въ церковь, и не прияся, идеже хотѣху поставити. И печалень бысть Соломон. И слыша Сивила[15] о дрѣвѣ и прииде видѣти е, и сѣде на дрѣвѣ, и подпали я огнь. Тогда Сивила рече: «О тръклятое дрѣво». Въси же людие въпиаху единогласно: «О тръблаженое дрѣво, на немже распятся Господь!» Тако Соломонь въздвиже дрѣво и послони е въ церковь.

И принес Соломон древо в церковь, и не подошло туда, куда хотели его поставить. И опечалился Соломон. И услышала Сивилла о древе, и пришла посмотреть на него, и села на древо, и опалил ее огонь. Тогда Сивилла изрекла: «О трижды проклятое древо!» Все же люди воскликнули в один голос: «О трижды блаженное древо, на котором будет распят Господь». Тогда Соломон поднял древо и прислонил его в церкви.

 

Един же мужь именемь Елисей дрѣво дѣлаше над Иорданемь, и спаде секира въ Иордань и въглъбе въ дрѣво, еже потопи Иордань. И прииде и повѣда Соломону. И шед и възяшу дрѣво, и познашу е, и принесошя въ Иерусалимь, и приложишя къ церкви, и не прияся. И прислонишу и то къ другому дрѣву. И рече Соломон: «О велие чюдо! Сиа дрѣва прѣчюдна суть высотою и красотою, и не могошяся прияти. И где обрящем высочае тѣх дрѣвь ино дрѣво?» И въпроси демоны, их же дръжаше печатию Господнею. Они же рѣшя: «Знаемь дрѣво далече въ Едемѣ велико и чюдно, и прѣдивно. И страшно намь о том глаголати». Соломонь рече: «Завязую вы печатию Господнею, яже мне ся даль Богъ, идѣте и принесѣте зде, емше за връшие и за корение». И шедше демони и изяшу дрѣво и с корене, и изяшя Адамову главу въ корени,[16] и принесошя въ Иерусалимь, и отсѣкошу дрѣво от корениа.

Один муж по имени Елисей плотничал при Иордани, и упал топор в Иордан и вонзился в древо, что утонуло в Иордани. И пришел он,и поведал Соломону. И пошли и взяли древо, и узнали его, и принесли в Иерусалим, и примерили к церкви, и оно не подошло. И приставили его к первому древу. И сказал Соломон: «О великое чудо! Эти древеса отличаются высотою и красотою, но не могут подойти. Где же найдем другое дерево выше этих дерев?» И спросил демонов, которыми владел печатью Господнею. Они же сказали: «Видели древо далеко, в Эдеме, высокое и удивительное, и прекрасное. Но страшно нам о нем говорить». Соломон сказал: «Заклинаю вас печатью Господнею, что дал мне сам Бог, идите и принесите его сюда, взяв за вершину и за корни». И пошли демоны и вырвали древо с корнем, и захватили Адамову главу в корнях, и принесли в Иерусалим, и отсекли древо от корней.

 

И прѣмиришу на земли дрѣво и прѣсосувааше,[17] на церкви же велми не достааше. Соломонь рече: «О великое чюдо и прѣдивно! 3 дрѣва обрѣтох, еже не обрящутся нигдеже таковыя, и велика чюдеса творят, на земли достааше, на церкви не достааше много. И въсѣ яко от единого дрѣва суть». И послони их къ церкви, и постави стражие, яко да блюдут дрѣва.

И измерили на земле древо, и оно подходило, но на церкви его намного не доставало. Соломон сказал: «О великое и предивное чудо! 3 дерева отыскал, каких нигде больше не найти, и великие чудеса творят, и на земле кажутся большими, на церкви же их намного не достает. И все происходят от одного древа». И прислонил их в церкви, и поставил сторожей, чтобы охраняли деревья.

 

Въпроси Соломон демоны: «Колико есть от Едема до Иерусалима?» Демони рѣшя: «50 тысящь и шесть сът и 53 милей мѣста, измѣрили бо бѣшя мѣсто, колико есть».

Спросил Соломон демонов: «Далеко ли от Эдема до Иерусалима?» Демоны сказали: «В 50 тысяч и шестьсот и 53 мили расстояние, ибо измерили мы это расстояние, сколь велико оно».

 

Повѣсть о главе Адамовѣ

Повесть о главе Адамовой

 

Глава же Адамова стоаше въ корени и никтоже знааше ю. Соломон же изыде на ловь, и възят его бурѣ напрасна. Единь отрокь его, носящи връхня царю одежду, не прилучися съ царемь, видѣ пещеру и въниде въ ня, съ собою имѣше хръта и ястръба. И сѣдящи видѣ пещеру кость, а не камень. Егда прѣста буря, изыде отрокь и обрѣте царѣ. И рече ему Соломонь: «О человѣче, камо ты дѣну мою одежду? Мене бурѣ потопи, и почто ты нѣси обурень?» Отрок рече: «Господине, видѣх пещеру и вънидох въ ня съ хрътомь и ястръбом, а конь мой вънѣ стоаше. И видѣх кость, а не камень пещеру?» Царь же наутрие иде и очисти ю от корениа и от пръсти. И позна, яко то есть Адамова глава, и како есть съ древом изнесена, и како даде Сифу аггель, егда Адам умирааше.

Глава же Адамова осталась в корнях, и никто не видел ее. Соломон же отправился на охоту, и застигла его внезапная буря. Слуга его, носящий верхнюю царскую одежду, отстал от царя, увидел пещеру и спрятался в ней вместе с борзой собакой и ястребом. И, прячась там, увидел, что пещера из кости, а не из камня. Когда утихла буря, вышел слуга и отыскал царя. И сказал ему Соломон: «Раб, куда ты делся с моей одеждой? Меня дождь вымочил, а ты как остался сухим?» Слуга ответил: «Господин, увидел я пещеру и влез в нее с борзой и с ястребом, а конь мой снаружи стоял. И увидел я, что пещера костяная, а не каменная». Царь же пошел наутро и приказал очистить пещеру от корней и земли. И понял, что это Адамова глава и что она вынесена вместе с древом, которое дал Сифу ангел, когда Адам умирал.

 

Въпрос. Како бысть то дрѣво? Где ли възят аггель и даде Сифу?

Вопрос. Каким было то древо? Где взял его ангел и дал Сифу?

 

Отвѣт. Иже крадѣше Сатанаиль от Господа, и рече Господь: «Ты крадеши от мене, то будет тебѣ на прогнание». И тако прогна его. И израсте дрѣво на трое — Адамова чясть и Еввина, посрѣде же самь Господь Богъ. Адамово дрѣво изнесе Тигръ рѣка, а Господню чясть даде архаггель Сифу и Сифь принесе Адаму, и извить себѣ вѣнець Адам. И из вѣнца того дрѣво израсте. Еввина чясть на потопѣ изыде.

Ответ. Когда крал Сатанаил у Господа, то сказал Господь: «То, что крадешь ты у меня, тебя же и прогонит». И так изгнал его. И выросло древо тройное — часть Адама, часть Евы, посреди же — самого Господа Бога. Адамово древо вынесла Тигр река, а от Господней части дал архангел Сифу, и Сиф принес Адаму, и свил себе венец Адам. А из венца того древо произросло. Евина часть приплыла с потопом.

 

И яко позна Соломон, яко то есть Адамова глава, принесе посрѣде Иерусалима. И посла, и сънидошуся въси людие, и заповѣдавь им и рече: «Якоже мене видите творяща, тако и вы да сътворите». И възят камень Соломон и поклонися главѣ рече: «Покланѣю ти ся, яко и пръвой твари Божии», връже камень на главу и рече: «Побиваю тя, яко прѣступника Божиа». И весь народ връгошя камение. И сътворишя Лифострато,[18] еврейскы — «Побиение». Ту бо бысть съборище въсему Иерусалиму.

И когда понял Соломон, что то есть Адамова глава, перенес ее в центр Иерусалима. И призвал, и сошлись все люди, и повелел им, сказав: «Что я буду делать, то же и вы, глядя на меня, делайте». И взял камень Соломон и, поклонившись главе, сказал: «Кланяюсь тебе, как первому творению Божию», и, бросив камень на главу, сказал: «Бью тебя, как отступника Божия». И весь народ побросал камни. И вырос Литостратон, — по-еврейски — «Побиение». Ибо собрался тут народ всего Иерусалима.

 

Да егда бысть прѣдание Господа нашего Исуса Христа, приведошя къ Пилату Христа и два разбойника. Пилать повелѣ и сътворишу въ тѣх дрѣвѣх 3 кресты. И распяшя Христа на дрѣвѣ, иже израсте из главы Адамовы, а разбойника вѣрнаго распяшя на дрѣвѣ, иже израсте от главень одеснуя Христа, а разбойника невѣрнаго распяшя ошую Христа на дрѣвѣ, иже израсте въ Мерстѣй рѣцѣ, еже посади Моиси.

И когда совершилось предание Господа нашего Иисуса Христа, привели к Пилату Христа и двух разбойников. Пилат приказал, и сделали из тех дерев 3 креста. И распяли Христа на древе, что выросло из главы Адама, а разбойника верного распяли по правую руку Христа на древе, выросшем из головней, а разбойника неверного распяли по левую руку Христа на древе, которое выросло в Мерре реке, посаженное Моисеем.

 

Исправление о двою разбойнику

Слово о двух разбойниках

 

Егда искааше Ирод[19] Господа нашего Исуса Христа убити, поять Иосифь[20] Богородицу съ сыном ея и съ Иаковом, братом Господним,[21] и идѣху въ Египеть, якоже рече ему аггель. Бѣху бо въ горѣ той два разбойника съ женами и съ дѣтми своими. Единь разбойникь жену имѣше единь съсець имящи. И обѣ женѣ разбойничи имѣху млады дѣти. Единому разбойнику жена болѣше сердцемь люто за 6 дний, а другаго жена бѣ единѣмь съсцем, тъкмо свое дѣтя питааше, а оноя умирааше гладом. Тогда яшу Богородицу съ отрочятем и съ Иосифом, и рече разбойник, емуже бѣ жена болна: «Не сътворимь зло сему человѣку, ни женѣ его, и въздоит ми отрочя, 6 дний имать ничьсоже не въкусив». Тако пояшя и ведошу их въсвоясн. И въздои Богородица отрочя разбойничее 6 дний другых. И оздравѣ жена разбойнича, а чадо разбойниче бысть добрѣ. И разбойникь рече: «Велие чюдо! Аще бы не пришла сиа жена съ отрочятем своим и оживила мое отрочя, умръло би». И проводишя Богородицу съ Иосифом и съ отрочятем съ дарами Велицѣми.

Когда хотел Ирод Господа нашего Иисуса Христа убить, взял Иосиф Богородицу с сыном ее и с Иаковом, братом Господним, и пошли они в Египет, как велел ему ангел. Жили в горе на пути их два разбойника с женами и с детьми своими. У одного разбойника была жена с одним соском. И обе разбойничьи жены имели младенцев. Жена одного из разбойников тяжело болела сердцем уже 6 дней, а другого жена, с одним соском, только свое дитя кормила, а другое умирало с голоду. В это время захватили Богородицу с младенцем и с Иосифом, и сказал разбойник, жена которого была больна: «Не сотворим зла ни этому человеку, ни жене его, и накормит она моего ребенка, 6 дней уже ничего он не ел». Так взяли и повели их к себе. И кормила грудью Богородица разбойничье дитя еще 6 дней. И выздоровела жена разбойника, а дитя его окрепло. И разбойник сказал: «Великое чудо! Если бы не оказалась здесь эта женщина с младенцем своим и не спасла бы мое дитя, то умерло бы». И проводили Богородицу с Иосифом и с младенцем с великими дарами.

 

Отрочята же разбойнича възрастошу и бышу разбойници, якоже и отци их. И егда приведошя къ распятию Господа нашего Исуса Христа, и емше их приведошу къ Пилату. И повелѣ Пилать обесишу их обѣ странь Господа. Егоже въздои Богородица и въпиаше одеснуя Господа: «Помѣни мя, Господи, егда приидеши въ царстви си».[22] А другый разбойникь нелѣпое глаголаше,[23] и тако испаде ис породы райския и в муку осудися. Адам же крестися кръвия Господа нашего Исуса Христа.

Дети же разбойничьи выросли и стали разбойниками, как и отцы их. И когда привели к распятию Господина нашего Иисуса Христа, то и их, схватив, привели к Пилату. И повелел Пилат распять их по обе стороны Господа. Тот, которого вскормила Богородица, молил по правую руку Господа: «Помяни меня, Господи, когда придешь в царство свое». А другой разбойник ругательства произносил и тем лишился рая и на адскую муку осужден. Адам же крестился кровью Господа нашего Иисуса Христа.

 

Богу нашему слава въ вѣкы. Аминь.

Богу нашему слава во веки. Аминь.

 


[1] Адам — первый человек, созданный Богом, согласно библейскому сказанию, по образу и подобию своему (Быт. 1, 26, 27), из праха земного, в который Бог вдохнул жизнь (Быт. 2, 7). В апокрифах о создании первого человека рассказано иначе — Бог создал его из элементов природы (тело от земли, кости от камня, очи от моря или от солнца, кровь от росы или от моря и пр.).

[2] Сифь — третий сын Адама и Евы, рожденный ими после смерти Авеля, призванный заменить его (Быт. 4, 25). Дал начало племени патриархов от Еноса до Ноя. Его праведные потомки названы в апокрифах детьми Божиими. Сиф прожил 912 лет (Быт. 5, 8). В легендах ему приписано изобретение еврейской азбуки, а его потомки изобрели астрологию (легенда приведена Иосифом Флавием в «Иудейских древностях» — см.: Мифологический словарь. С. 503—504).

[3] Тигръ — река, стекающая с гор Тавра в Армении к Персидскому заливу. В апокрифических легендах Тигр — одна из четырех рек, вытекающих из рая (Фисон, Гион-Нил, Тигр, Евфрат).

[4] Нил — река в Египте. В апокрифических легендах говорится, что Нил вытекает из рая.

[5] Лотъ — библейский персонаж, племянник патриарха Авраама, житель города Содома, который Бог решил сжечь в наказание за грехи людей. Праведного Лота, его жену и двух дочерей ангелы вывели из обреченного города. Во время бегства жена обернулась и посмотрела на горящий город, и была обращена в соляной столп. Лот спасся с дочерьми в пещере. Грех его заключался в том, что он, находясь в опьянении, овладел собственными дочерьми. Старшая родила Моава, родоначальника племени моавитян, а младшая Аммона — родоначальника аммонитян (Быт. 19, 12—30). Сюжет о том, как Лот вырастил из головней дерево во искупление своего греха — апокрифический.

[6] Авраам — см. коммент. к апокрифам о Давиде. В Библии сказано, что Авраам просил Бога пощадить Содом и Гоморру, если в них найдется хоть десять праведников (Быт. 18, 20—33; 19, 15—38). Суд Авраама над Лотом — апокриф.

[7] ...дрѣво оста при рѣцѣ Мерстѣй. — Мерра, в переводе «горечь». В Библии Меррой названа не река, а местность: «Пришли в Мерру и не могли пить воды в Мерре, ибо она была горька, почему и наречено тому месту имя Мерра» (Исх. 15, 23), «И расположились станом в Мерре» (Чис. 33, 8—9). По-видимому, это место в пустыне Сур на восточном берегу Красного моря. Есть предположение, что речь идет о минеральном источнике Товаре, находящемся на пути от Айют-Муза к Синаю.

[8] ...Да егда изведе Моиси израильтѣны... — Моисей — пророк. Его биография изложена в библейских книгах — Исход, Числа. По библейской традиции он считается автором Пятикнижия. Моисей вывел еврейский народ из Египта, где тот находился в рабстве, 40 лет водил его по пустыне, прежде чем достиг Палестины.

[9] ...не имѣшя что пити ... и усладися вода от дрѣва. — Сюжет о ослаждении (опреснении) воды есть в Библии: «Моисей возопил к Господу, и господь показал ему дерево, и он бросил его в воду, и вода сделалась сладкою» (Исх. 15, 25). Использован он и в «Речи философа» в Повести временных лет.

[10] Сатанаиль — сатана, противник, злой дух, дьявол. Но в апокрифах он выступает как падший ангел, восставший на своего создателя Бога. С ним борется обычно не Бог, а архангел Михаил.

[11] Да егда съгрѣши Адамь и Евва... — О грехопадении см. Быт. 3; а также Апокриф об Адаме и Еве.

[12] Соломонь — царь, младший сын Давида от Вирсавии (около 950—933 гг. до н. э.). Убив своего старшего брата, захватил власть. Объединил царства Израиля и Иудеи. Предпринимал обширные строительные работы; при нем построены храм бога Ягве и царский дворец. Развиваются торговые отношения с Египтом и Финикией; владения государства расширяются на юг. Библия называет его самым мудрым царем Палестины. Он считается автором книги Песни песней, Притчей и некоторых Псалмов, вошедших в состав Ветхого Завета.

[13] ...дом Божий святый Сионь... — Сион — гора, на которой Давид построил основное укрепление Иерусалима. У пророков Сион означает царство Божие, место жительства Бога на небесах; земной Сион — церковь Божия (Солярский П. Опыт библейского словаря собственных имен. СПб., 1884. Т. 4. С. 15—17).

[14] Иордань — в Иордане крестился Христос от Иоанна Предтечи

[15] Сивила — Сивилла, в древнегреческой мифологии пророчица, предсказательница будущего. В эллинистическое и римское время возникло представление о нескольких Сивиллах, до десяти, получавших имена по месту их обитания. В древнерусских рукописях статья «О двенадцати Сивиллах» появилась в первой четверти XVI в., а их изображение в росписи галереи Благовещенского собора в Московском Кремле в 1564 г., на дверях Благовещенского и Успенского соборов и на дверях Троицкого собора в Костроме, а также на новгородских иконах, в книжных иллюстрациях. В XVII в. о двенадцати Сивиллах подробно рассказано в книге переводчика Посольского приказа Николая Спафария. У него же в статье о двенадцатой Сивилле приведен вариант легенды о крестном древе (1672 г.) (Николай Спафарий. Эстетические трактаты. Подг. текстов и вступ. статья О. А. Белобровой. Л., 1978. С. 48—86). В апокрифах Сивилла, посетившая Соломона, иногда отождествляется с царицей Савской.

[16] ...и изяшя Адамову главу въ корени... — За этой фразой стоит ряд легенд, рассказывающих о появлении главы Адама в Иерусалиме и о происхождении Голгофы — места, на котором был распят Христос. По ефиопско-сирийской версии Адам был похоронен в раю, или вблизи рая, его тело было взято в Ноев ковчег и после потопа похоронено на месте будущей Голгофы. По версии апокрифа об Адаме и Еве Адам был похоронен в Хевроне (или на Герусийском болоте), его глава была принесена в Иерусалим потопом. Говорилось, что Христос сам велел положить ее на Голгофе, где, как он знал, будет его распятие. По талмудической версии волны потопа вырвали с корнем дерево, выросшее из главы Адама, и вместе с ней принесли дерево в Ливан, где оно было срублено для храма, который Соломон строил из ливанских кедров (см.: Веселовский А. Н. Разыскания в области русского духовного стиха. 10. Западные легенды о древе креста и Слово Григория Богослова о трех крестных древах // Прилож. к т. 45 Зап. имп. АН. СПб., 1883. С. 391). По версии издаваемого апокрифа следует, что Адам был похоронен в раю.

[17] ...прѣсосувааше... — Это слово не встречается в словарях. Веселовский отмечает в других списках памятника слова «притосоваша», «прѣсоса» и более понятное «присягаше». Он задается вопросом, не заключается ли в загадочном «прѣсоса» церковнославянское слово «прѣсовъ» (стропила) (Веселовский. Разыскания... С. 410, прим. 1).

[18] Лифострато — Литостратон, греческое слово не означает «побиение», как сказано в тексте апокрифа. Оно переводится как сложенное из камней, или каменный помост. Это небольшая площадка перед Преторией, или домом прокуратора в Иерусалиме, вымощенная камнем, или мрамором, возможно, мозаикой. Здесь прокуратор вершил суд и, согласно Евангелию, судил Христа: «Пилат ... вывел вон Иисуса и сел на судилище, на месте называемом Литостратон, а по-еврейски Гаввафа» (Иоан. 19, 13) (Солярский П. Опыт библейского словаря собственных имен. СПб., 1881. Т. 2. С. 501).

[19] Ирод — в 40 г. до н. э. стал царем Иудеи, содействовал укреплению власти Римской империи на Востоке. Предпринимал грандиозное строительство городов, крепостей, театров, храмов. Жестоко расправлялся со своими политическими противниками, казнил многих своих родственников, в том числе жену и трех сыновей. Авторы Евангелий сделали его инициатором избиения вифлеемских младенцев, гонителем младенца Иисуса, хотя исторический царь Ирод умер в 4 г. до н. э., т. е. за 4 года до рождения Иисуса. Под именем царя Ирода упоминается в Евангелиях его сын Ирод—Антипа, бывший правителем Галилеи и Перейи, умерший в 39 г. в изгнании.

[20] Иосиф — евангельский персонаж, бедный плотник, сын Иакова из рода Давида, с которым была обручена дева Мария. В Евангелии Иосиф упоминается в последний раз в рассказе о пасхальном паломничестве его, Марии и 12-летнего Иисуса в Иерусалим (Лк. 2, 41—52). О смерти его повествуется только в апокрифах — он скончался 111 лет. В апокрифической традиции Иосиф представлен вдовцом преклонного возраста, имеющим детей от первого брака, которых называют братьями Господними.

[21] ...съ Иаковом, братом Господним... — Братья Иисуса упоминаются в Евангелии (Мф. 13, 55—56; Мк. 6, 3). По одной версии, они — дети Иосифа от первого брака, по другой — дети Марии Клеоповой (или Алфеевой), сестры Богородицы и, тем самым, двоюродные братья Иисуса (Иоан. 19, 25). Существует ряд апокрифов, посвященных Иакову, брату Господню; в одном из них Иаков назван сыном Иосифа (см.: Понырко Н. В. Апокрифы о Иакове, брате Господнем // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1988. Вып. 2 (вторая половина XIV—XVI в.). Ч. 1. А—К. С. 59—60).

[22] «Помѣни мя, Господи, егда приидеши въ царстви си». — Лк. 23, 42.

[23] А другый разбойник нелѣпое глаголаше... — См. Лк. 23, 39: «Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: “Если ты Христос, спаси себя и нас”».

 

Легенда о трех деревьях, ставших крестами на Голгофе, приписана в славянской литературе Григорию Богослову (Назианзину). Знаменитый писатель, поэт и оратор IV в. (325—390), он получил образование в философских школах Александрии и Афин. Его официальная церковная карьера была непродолжительной, хотя в 380—381 г. он занимал престол Константинопольского патриарха, а в 381 г. был председателем II Константинопольского вселенского собора. Но его борьба с арианской ересью и литературное наследие — слова, эпитафии, послания и стихи на богословские и автобиографические темы, оказали большое влияние на христианскую культуру. Сподвижник Василия Великого и современник Иоанна Златоуста, он вместе с ними назван был вселенским учителем и отцом церкви.

Μ. Η. Сперанский назвал Григория Богослова полуантичным писателем, являвшимся не только одним из первых столпов христианской литературы, но и одним из последних по времени представителем античной художественной мысли и формы (Сперанский Μ. Η. Переводные сборники изречений в славяно-русской письменности. М., 1904. С. 411—412). Проповеди Григория Богослова, творившего в эпоху, находящуюся на грани античности и христианства, познакомили русское общество с античной мифологией и философией неоплатонизма, хотя его сочинения были переведены на церковнославянский язык далеко не полностью (Клибанов А. И. К проблеме античного наследия в памятниках древнерусской письменности // ТОДРЛ. М.; Л., 1957. Т. 13. С. 160; Иванов А. И. Максим Грек и итальянское Возрождение // Византийский Временник. М., 1972. Т. 33. С. 155; Буланин Д. М. Комментарии Максима Грека к словам Григория Богослова // ТОДРЛ. Л., 1977. Т. 32. С. 276—277).

«Слово о честнем кресте» не принадлежит Григорию Богослову. Изучавший апокриф о крестном древе И. Я. Порфирьев предположил, что поводом приписать произведение отцу церкви послужила содержащаяся в одном из слов Григория краткая параллель между падением Адама и крестной смертью Спасителя и между древом познания добра и зла и древом креста (Порфирьев И. Я. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям Соловецкой библиотеки. СПб., 1877. С. 48). Однако, как представляется, вовсе не обязательно искать мотивировки в самом творчестве писателя. Традиция приписывать произведения почитаемым авторам характерна для средневековой литературы (известны сочинения, приписанные Иоанну Златоусту, Дионисию Ареопагиту, Мефодию Патарскому и др.). Что касается Григория Богослова, то под его именем в древнерусской письменности бытовали изречения из комедий Менандра, а в XVII в. Юрий Крижанич предлагал царю Федору Алексеевичу выпустить в свет под именем Григория Богослова переводы сочинений Аристотеля (Клибанов. К проблеме античного наследия... С. 176—177). Поэтому нет ничего удивительного в том, что под именем Григория Богослова хотели скрыть апокрифические легенды, уводившие читателя далеко от текстов Ветхого и Нового Заветов.

Апокриф о крестном древе можно считать произведением компилятивным. Легенды, в него входящие, читаются в составе других апокрифических памятников. В Беседе трех святителей и в Откровении Варуха есть рассказ о Сатанаиле, посадившем в раю виноградную лозу, вынесенную из рая потопом. О древе, выращенном Лотом из головней, сообщается в греческой хронике Михаила Глики (XII в.), а также в Палее исторической. О древе, выросшем из ветвей, которыми Моисей усладил воду, повествуется как в апокрифе о Моисее, так и в послании иерусалимского мниха Афанасия к Панку, известном по списку новгородской Кормчей XIII в.; этот же апокриф вошел в состав Толковой палеи и Хронографической палеи. В греческих списках Никодимова Евангелия есть эпизод встречи святого семейства на пути в Египет с разбойниками. Иоанн Златоуст и его современник Епифаний Кипрский обращались к сказанию о погребении на Голгофе Адама и о распятии на этом же месте Христа, а предание о голове Адама было известно в Иерусалиме, где его в XII в. слышал русский паломник игумен Даниил. Кстати, рассказ о крещении Адама кровью и водой из ребер Христа, пролитыми на Голгофе, не принадлежит Священному Писанию; в Евангелии от Иоанна есть только упоминание о прободении римским воином ребер Иисуса (Иоан. 19, 34). Сюжет повести «О главе Адама» был особенно популярен в древнерусской литературе, изобразительном искусстве и народной поэзии. Русский человек находил его в синоксарных чтениях Постной триоди на святой Великий Пяток, где им завершалась история осуждения и распятия Христа. На иконах изображался череп Адама под распятием.

Легенды о крестном древе связывают события и персонажей Ветхого и Нового Заветов. Начало апокрифа о крестном древе опирается на последнюю сцену апокрифа об Адаме и Еве: из трех ветвей райского дерева угасающий Адам сплетает венок, в котором похоронили Адама. Из этого венка и вырастает древо креста. Болгарская исследовательница А. Милтенова рассматривает оба произведения вместе (Милтенова А. Текстологически наблюдения върху два апокрифа (Апокрифен цикъл за кръстното дърво, приписан на Григорий Богослов, и апокрифа за Адам и Ева) // Старобългарска литература. София, 1982. Кн. 11. С. 35—55).

Особое место в ряду сюжетов апокрифа занимает описание построения храма царем Соломоном. Оно как бы связывает в один узел историю всех трех деревьев и объясняет появление их в Иерусалиме. В том, что при строительстве Соломон пользовался помощью демонов, видны отголоски старинных талмудических легенд о Соломоне, в которых фигурируют демоны, или сам князь демонов Асмодей, помогающие Соломону строить храм; Соломон повелевает ими благодаря волшебному кольцу, которое, по греческой легенде, Бог послал ему с архангелом Михаилом (Веселовский А. Н. Славянские сказания о Соломоне и Китоврасе и западные легенды о Морольфе и Мерлине. СПб., 1872. С. 105, 131—132, 134, 137).

Встреча святого семейства с разбойниками призвана объяснить происхождение «верного» разбойника — это дитя, которое шесть дней кормила грудью Богородица. Включение в цикл легенды об Адамовой главе объясняет появление в Иерусалиме места, на котором распят был Христос. Таким образом, все легенды, каждая со своим независимым сюжетом, подводят апокриф к финалу — к теме Голгофы, в которой древо изгнания Адама из рая стало древом спасения всего человечества.

В болгарской и сербской литературах апокриф о крестном древе появился в рукописях XIV в.; в русской литературе — несколько позже, в рукописях рубежа XV и XVI вв. Он переписывался как в полном составе легенд, так и частями. Текст произведения опубликован: Пыпин А. Н. Памятники старинной русской литературы. СПб., 1862. Вып. 3. С. 81—82; Тихонравов Н. С. Памятники отреченной русской литературы. М., 1863. Т. 1. С. 305—313; Порфирьев И. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях по рукописям соловецкой библиотеки. Казань, 1877. С. 47—50, 96—99, 101—103. Кроме упомянутых исследований см.: Ягич В. История сербохорватской литературы. Казань, 1871. С. 101—102, 106—109; Порфирьев И. Я. Апокрифические сказания о ветхозаветных лицах и событиях. Казань, 1872. С. 105—115, 132, 138—141, 165—166; Веселовский А. Н. Разыскания в области русского духовного стиха. 10. Западные легенды о древе креста и Слово Григория Богослова о трех крестных древах // Прилож. к т. 45 Зап. имп. АН. СПб., 1883. С. 365—417; а также: Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1988. Вып. 2 (вторая половина XIV—XVI в.). Ч. 1. А—К. С. 60—66.

В настоящем издании текст публикуется по сербской рукописи XVI в. Библиотека РАН 13.2.25. Л. 7—12. Отсутствующее в ней начало до слов «възять три главня» восполняется по рукописи РНБ 1632 г., собр. Погодина, № 1615. Л. 193—194; по ней же сделаны некоторые добавления и исправления текста.

Сборник, журнал, серия: Библиотека литературы Древней Руси