Чудо Георгия о змие – (Библиотека литературы Древней Руси)
 

ЧУДО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ

Подготовка текста, перевод и комментарии В. В. Колесова

Текст:

ЧУДО, БЫВШЕЕ С СВЯТЫМЪ ВЕЛИКОМУЧЕНИКОМЪ ГЕОРГИЕМЪ О ЗМИИ

ЧУДО СО ЗМЕЕМ, БЫВШЕЕ СО СВЯТЫМ ВЕЛИКОМУЧЕНИКОМ ГЕОРГИЕМ

 

Благослови, отче!

Благослови, отче!

 

Како изреку страшную сию и преславную тайну? Что возглаголю или что помышлю? Како начну глаголати и повѣдати дивное сие и преславное слышание? Азъ убо грѣшенъ есмь человѣкъ, но надѣюся на милосердие святого и великого мученика и страстотерпьца Христова Георгия; возвѣщаю вам чюдо сие, избранное во всѣхъ чюдесехъ его.

Как изреку ужасную эту и преславную тайну? Что возглашу и о чем подумаю? Как передам и поведаю удивительное это и преславное предание? Ибо грешный я человек, но надеюсь на милосердие святого и великого мученика и страстотерпца Христова Георгия; возвещаю вам чудо это, самое дивное из всех чудес его.

 

Бысть во она лѣта нѣкии град, именем Гевалъ, во странѣ Палестиньстей, и той бяше великъ зѣло и множество много людей в немъ; и вси вѣроваху во идолы, почитающе ихъ по преданию и по велѣнию царскому, отступиша бо отъ Бога, и Богъ отступи от них.

Был в древние времена один город, под названием Гевал, в земле Палестинской, и был он очень большой, и множество людей в нем жило; и все поклонялись идолам, почитая их согласно преданиям и по царскому повелению, отвернулись они от Бога, и Бог отвернулся от них.

 

Близь еже бяше града того езеро велико, имѣя воду многу. По вѣре и по дѣломъ ихъ воздастъ имъ Богь: бысть убо змий великъ во езере том, и, исходя отъ езера оного, людей града того изьядаше. Инѣхъ же свистаниемъ уморяше, других же удавляя восхищаше въ езеро. И бяше скорбь велика и плачь неутѣшимъ во градѣ томъ звѣря оного ради.

Около города этого было большое озеро, весьма полноводное. По вере и по делам их воздал им Бог: появился огромный змей в этом озере и, выходя из озера, жителей города этого поедал. Некоторых свистом своим умерщвлял, других же, удушив, утаскивал в озеро. И была великая скорбь, и плач неутешный в городе том из-за этого зверя.

 

Во един же отъ днии собрашася вси людие града того и идоша ко царю своему, глаголяще: «Что сотворим — яко погибаемъ злѣ отъ змия сего?» Глагола имъ царь: «Аз, еже ми явиша бози, то и возвѣщаю вамъ, да сотворим убо совѣтъ сии: кийждо вас во вся дни сына своего или дщерь свою да подастъ на снедение змию по ряду, дондеже и на мя приидетъ число: дам и азъ единородную мою дщерь». И годѣ бысть сей совѣтъ всѣмъ людем, и отъвѣщавше рекоша ко царю: «Воистину, о царю, сердце твое в руках боговъ есть; благодать же исповѣдуем имъ, отъкрывшим тебѣ совѣт сей». И шедше по ряду творяху повелѣние царево, наченьше отъ больших князь и до нижних, и по вся дни чада своя даяху на пищу змиеви при краи езера, ово убо сына своего, другии же дщерь свою, кричаще и плачюще зѣло. Исхожаше змий и восхищаше и ядяше.

Собрались однажды все жители этого города и пошли к царю своему, говоря: «Что будем делать — ведь зло погибаем от этого змея?» Ответил им царь: «Все, что сказали мне боги, то вам возвещаю, и давайте сделаем это: каждый из вас ежедневно сына своего или дочь свою пусть отдаст на съедение змею в черед свой, пока не наступит и мой срок: отдам и я единственную мою дочь». И угодно было это всем жителям, и, отвечая, сказали они царю: «Воистину, о царь, сердце твое в руках богов; хвалу же им вознесем за то, что вложили в тебя эту мысль». И, удалившись, поочередно исполнили царское повеление, начиная с главных князей и до самых незнатных, ежедневно отдавая детей своих в пищу змею на берегу озера, тот сына своего, другой же дочь свою, рыдая и плача безмерно. Выходил змей, и уносил их, и поедал.

 

Егда же вси людие отъдаша своя чада, абие пришедше, рекоша ко царю: «Владыко, вси мы отъдахомъ своя чада единъ отъ другаго, кождо нас по ряду. Что убо велиши по сих?» И отъвѣщавъ царь и рече: «Дам и азъ единородную мою дщерь, и по сих, еже ми явят безсмертнии бози, то паки и совѣщаемъ». Призвав же царь единородную свою дщерь и облече ю въ багряницу и облобызавъ ю, и плакався много, и повелѣ вести ея на погибель ко змию. Приведше же и поставиша ю при езере.

Когда же все жители отдали своих детей, снова придя, сказали царю: «Господин, все мы отдали своих детей одного за другим, каждый из нас по очереди. Что повелишь ты теперь?» И, отвечая, сказал царь: «Отдам и я единственную мою дочь, а затем — что откроют мне бессмертные боги, так и решим». Призвав единственную свою дочь, обрядил царь ее в багряницу и, поцеловав и горько оплакав, повелел отвести на погибель к змею. И, отведя, оставили ее у озера.

 

Святый же и великий мученикъ и страстотерпецъ Христовъ Георгие, почтенный отъ небеснаго царя воинъ, и по смерти живый, сияя великими чудесы, по смотрению убо Божию хотя спасти насъ погибающихъ и избавити града нашего отъ толикия бѣды, в той убо часъ приста на мѣсте том, якоже нѣкии воинъ, грядый отъ рати, и со тщанием во свое отечество идый. Видѣв же отъроковицу великий и преславный мученикъ Георгий при краи езера, и вопроси ея, глаголя: «Что здѣ стоиши, отроковице?» Она же рече ему: «Отойди, господи мой, отсюду, скоро отойди, да не злѣ умреши». Отъвещав же святый Георгий, и рече ко отъроковицы: «Что глаголеши, о дѣвице, разбойницы ли суть здѣ или ино что?» Отроковица же рече: «Змий есть страшен, внутрь гнездяся во езере сем; нынѣ убо молю тя, господи мой, отъступи отъсюду: вижду убо добрый твой зракъ и возрастъ и свѣтлость, и красоту лица твоего, и молю тя: отоиди отсюду скоро, да не злѣ умреши». Глагола ей святый и великий мученикъ Георгий: «Ты же почто сѣдиши здѣ, а не отъходиши?» Глагола отъроковица: «Много есть слово мое, еже изрещи тебѣ и сказати, еже о мнѣ, еда како приидетъ змий и тебе со мною восхитит». И глагола ей святый и великий мученикъ Георгий: «Рцы ми, отъроковице, истину, не бойся — не оставлю тебе». И отъвѣща ему отроковица трепещущи: «Видиши ли, господи мой, яко град сей великъ и добръ есть зѣло, и велие угобзение его во всем: и не хощетъ отецъ мой изыти и оставити град сей. Есть убо здѣ змий великъ и страшен зѣло во езере семъ, и снедает людей много, и совещаша гражане со царемъ, отцемъ моимъ, и даша по вся дни кийждо их по ряду чада своя в пищу змиеви; прииде же ряд и на царя, отца моего, и мене, единородну имѣя дщерь едину и не хотя разорити повелѣния своего, повелѣ и мене дати на снѣдение змию. И уже, господи мой, вся тебѣ исповѣдах; отъиди отъсюду скоро, преже даже не приидет змий и восхитит тя».

Святой же и великий мученик, страдалец за веру Христову Георгий, чтимый небесным царем воин, который жил и по смерти, сияя великими чудесами, по Божьему соизволенью желая спасти нас, гибнущих, избавить город наш от этой напасти, в тот же час оказался на месте том в виде простого воина, идущего с битвы и спешащего в родные места. Увидев на берегу озера отроковицу, великий и славный мученик Георгий спросил ее, так говоря: «Зачем здесь стоишь ты, отроковица?» Она же ответила ему: «Отойди, господин мой, отсюда, скорее отойди, чтоб не погибнуть жестоко». Отвечая, святой Георгий сказал отроковице: «О чем говоришь ты, девица, разбойники здесь или что другое?» Отроковица же сказала: «Змей страшный здесь есть, гнездящийся в озере этом; теперь же тебя умоляю, господин мой, уйди отсюда: я вижу приятный твой вид, и младость, и блеск, и красоту лица твоего, и тебя умоляю: отойди отсюда скорее, чтоб не погибнуть жестоко». Спросил ее святой и великий мученик Георгий: «А ты почему здесь сидишь, не уходишь?» Ответила отроковица: «Многое могла бы я тебе поведать и рассказать, говоря о себе, но как бы змей не пришел и со мною тебя не похитил». И сказал ей святой и великий мученик Георгий: «Говори мне правду, отроковица, не бойся — не оставлю тебя». И отвечала ему отроковица дрожа: «Видишь ли, господин мой, как город этот велик, и очень красив, и процветает во всем: потому и не хочет отец мой уйти и оставить город этот. Однако живет здесь, в озере этом, змей, огромный и страшный безмерно, и поедает много людей; и порешили жители вместе с царем, отцом моим, и давали они ежедневно, каждый в черед свой, детей своих на съедение змею; дошел черед и до царя, отца моего, и меня, хотя имел он одну-единственную дочь, но, не желая нарушить решенье свое, повелел и меня отдать на съедение змею. И вот, господин мой, все я тебе рассказала; уходи отсюда скорей, пока не явился тот змей и тебя не унес».

 

Слышав же сия великий мученикъ и страстотерпецъ Христовъ Георгий, и глагола к женѣ: «Не бойся, отъроковице!» Абие же возрѣвъ на небо рабъ Божий и помолися, глаголя: «Безначалне, живоначалне, Боже всего мира, не имый начала ни конца, положивый времена и лѣта, солнце на область дней, луну же на просвѣщение нощи, послушавый святыхъ твоихъ апостолъ пославъ имъ Духъ той Святый, послушай и мене, недостойнаго раба твоего, и покажи на мнѣ древняя твоя милости и покори лютаго сего звѣря под ногами моима, да видятъ и вѣру имутъ вси, яко ты ес единъ Богъ и развѣе тебе иного не вѣмы». И сия рекшу святому и великому мученику Георгию, прииде ему глас с небеси, глаголя: «Дерзай, Георгие, не обратится тощь глаголъ твой, еже аще возглаголеши».

Услышав же это, великий мученик и страдалец за веру Христову Георгий отроковице сказал: «Не бойся, отроковица!» И тут же, на небо воззрев, помолился раб Божий, так говоря: «Безначальный, живоносный, Бог мира всего, не имеющий ни конца, ни начала, создавший времена и годы, солнце в течение дней и луну в освещение ночи, внимавший святым своим апостолам, передавший им Дух свой Святой, выслушай и меня, недостойного раба твоего, и покажи на мне прежние твои милости, и повергни лютого этого зверя к ногам моим, пусть видят и пусть все поверят, что ты лишь один — Бог, и, кроме тебя, другого не знаем». И только сказал так святой и великий мученик Георгий, раздался голос с небес, говорящий: «Георгий, дерзай, не останется тщетным твой глас, когда ты попросишь».

 

Внезапу же отъроковица возопи, глаголющи: «Бѣжи, о человѣче, отъсюду: се бо змий свища грядетъ». И абие, мало поступивъ, святый мученикъ Христовъ Георгие зря, езеро возмутившюся взятся превеликий змий, воздвиже главу свою, яко камару, изину, яко пропастию, грядый же, рыкая на святого, понеже и на девицу. Сотвори же абие знамение Христово на земли святый Георгие и рече: «Во имя Исуса Христа, сына Божия, покорися, горки звѣрю, и гряди вослѣдъ мене». И абие силою Божиею и великого мученика и страстотерпца Христова Георгия паде под колѣньми ногъ его страшный онъ змий. И глагола святый и великий мученикъ Георгий отроковицы: «Отрешивши поясъ твой и уже узды коня моего и свяжи змия за главу; влецы его и поиди во град». Она же сотвори, якоже повелѣ ей святый и великий мученикъ Христовъ Георгий. И идяше вослѣдъ ея страшный онъ змий, пресмыкаяся по земли, яко овча на заколение. Отъроковица же влечаше его, радующеся и веселящися.

Внезапно отроковица вскричала, говоря: «Беги, человек, отсюда: вот уж змей с посвистом идет». И тут же, отпрянув слегка, страдалец за веру Христову святой Георгий увидел, как из взбурлившего озера явился огромный змей, поднял голову свою, точно свод, и пасть раскрыл, будто пропасть, и с ревом пошел на святого и на девицу. Но тотчас, знамение Христово начертав на земле, святой Георгий сказал: «Во имя Иисуса Христа, сына Божия, покорись, жестокий зверь, и ступай вслед за мною». И сразу же силою Божьей и великого мученика и страдальца за веру Христову Георгия рухнул к ногам его страшный змей. И сказал святой и великий мученик Георгий отроковице: «Сними пояс твой и поводья коня моего и свяжи ими голову змея, волочи его и иди в город». Она и сделала то, что велел ей святой и великий мученик за веру Христову Георгий. И шел вслед за нею страшный тот змей, волочась по земле, как овца на закланье. Отроковица же волокла его, радуясь и веселясь.

 

Царь же, отецъ ея, и мати ея в той день рыдающе бяху и плачущеся зѣло отъроковица ради. И внезапу видевше отроковицу, влекущу змия, и чудотворца святаго Христова и великого мученика и страстотерпьца Георгия, преди идуща, ужаснув же ся зѣло, начатъ бежати. Святый же и великий мученикъ Христовъ и чюдотворецъ Георгий возгласи имъ велиимъ гласомъ, глаголя: «Не бойтеся! аще вѣруете во Христа, въ негоже азъ вѣрую, узрите свое спасение днесь». Царь же стрѣтъ его и глагола ему: «Како нарицается имя твое, господи мой?» Он же рече ему: «Георгие нарицается». Тогда воздвигоша людие вси единъ глас, глаголюще: «Тобою вѣруемъ во единаго Бога Вседержителся и во единороднаго Сына его, Господа нашего Исуса Христа и во Святый животворящий Духъ». Тогда святый и великий чюдотворецъ Георгие простеръ руку и извлекъ мечь свой, отъсѣче главу лютаго оного звѣря. Тогда видѣвъ царь и вси людие, приступиша абие и поклонишася ему, хвалу воздающу Богу и угоднику его великому чюдотворцу Георгию. И повелѣ царь создати церковь во имя преславнаго и великого мученика и страстотерпьца Христова Георьгия и украси церковь ону златомъ и сребромъ и камениемъ драгимъ. И повелѣ память его творити месяца апрѣлия въ 23 день.

Царь же, отец ее, и мать ее в тот день рыдали и плакали очень об отроковице этой. Но, внезапно увидев отроковицу, волочащую змея, и чудотворца святого, великого мученика и страстотерпца Георгия, идущего впереди, испугавшись ужасно, пустились бежать. Святой же и великий мученик за веру Христову и чудотворец Георгий воскликнул громким голосом, говоря: «Не бойтесь! если веруете в Христа, в которого верую я, то увидите ныне спасенье свое». Царь же, выйдя навстречу ему, сказал ему: «Как зовут тебя, мой господин?» Он же ответил: «Георгием зовут». Тогда воскликнули люди все как один, говоря: «Тобою веруем в единого Бога Вседержителя и в единого Сына его, Господа нашего, Иисуса Христа, и в Святой животворный Дух». Тогда святой и великий чудотворец Георгий, протянув руку, извлек меч свой и отрубил голову лютому зверю. Увидев все это, царь и все жители тотчас подошли и поклонились ему, Богу хвалу воздавая и угоднику его великому чудотворцу Георгию. И повелел царь построить церковь во имя многославного и великого мученика и страдальца за веру Христову Георгия и украсил ту церковь золотом и серебром и дорогими каменьями. И повелел поминать его в месяц апрель в двадцать третий день.

 

Видѣвше же святый и великий мученикъ Христовъ Георгие вѣру ихъ, яко отъ всея душа своея вѣроваша в Господа нашего Исуса Христа, глагола к ним святый: «Покажу вамъ и ино чюдо и знамение и силу Господа Бога моего». И егда создана бысть церкви она и скончашася ея зиждущеи, посла имъ щитъ свой и повелѣ повѣсити его верху святыя трапезы. Силою же и дѣйствиемъ Святаго Духа и до днешняго дне виситъ на воздусѣ, недержимъ никим же, во времена и лѣта, на вѣру невѣрнымъ.

Святой и великий мученик за веру Христову Георгий, увидев их веру, что всей душой уверовали они в Господа нашего Иисуса Христа, сказал им: «Покажу вам и новое чудо, знаменье и силу Господа Бога моего». И, когда была завершена эта церковь и окончили ее мастера, послал им свой щит и велел повесить его над святым алтарем. Силой и действием Духа Святого и доныне висит в воздухе,— никто этот щит не держит,— во все времена и года на веру неверным.

 

Такова суть страшна и преславна чюдеса преславнаго и великаго чюдотворца и мученика Христова Георьгия. Не токмо же сия таиньства содѣваются именемъ его святым, но и исцеления многа творитъ Богъ молитвами его, приходящимъ въ церковь его святую съ вѣрою: хромии ходят, слѣпии прозираютъ, глусии слышатъ, страждущеи отъ духовъ нечистыхъ свобождаются, и многа радость бываетъ по вся дни чюдодѣяниемъ его. Сего ради и мы, братие, послѣдующе дадимъ славу милосердому Богу, да молитвами его святаго и преславнаго и великаго мученика и страстотерпьца Христова Георьгия улучимъ вѣчныхъ и не мимоходящихъ благъ о Христѣ Исусѣ, Господѣ нашемъ, ему же подобаетъ всяка слава и держава, честь и покланяние со Отъцемъ и со Святымъ и животворящимъ его Духомъ и нынѣ, и присно, и во вѣки вѣкомъ. Аминь.

Таковы удивительные и достославные чудеса преславного и великого чудотворца и мученика за веру Христову Георгия. И не только эти таинства совершаются святым его именем, но также исцеления многие Бог совершает по молитвам его всем, приходящим с верой в церковь его святую: хромые ходят, слепые прозревают, глухие слышат, страдающие от нечистых духов освобождаются, и большая радость бывает всегда от чудесных его деяний. Потому и мы, братья, подражая ему, восславим милосердного Бога, чтоб молитвами его святого и преславного и великого мученика и страдальца за веру Христову Георгия и нам получить вечные и бесконечные блага по милости Иисуса Христа, Господа нашего, которому всякая слава и власть, честь и преклонение с Отцом и со Святым и животворящим его Духом и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

 

 

Повесть основана на широко известном многим народам эпическом сказании о герое-змееборце; это сказание оказало большое влияние на развитие многих жанров народного творчества, в том числе и русского (былины, сказки, духовные стихи), отразилось в изобразительном искусстве и сделало популярным в народной среде имя Георгия Победоносца. Древняя повесть представляет собою отдельный легендарный эпизод из биографии этого мученика. Первоначальный перевод был сделан с греческого языка в XI в., а уже в конце XII или в начале XIII в. возникла русская переработка текста, так называемая «вторая русская редакция», которая здесь публикуется. От переводного текста она отличается лаконичностью, характерной для оригинальных древнерусских произведений, яркой образностью языка, здесь заменены некоторые собственные имена (например, город Лаодикия на неведомый Гевал), сокращены некоторые побочные эпизоды повествования, несколько приглушена христианская сторона повествования (например, в мотивировке действий Георгия).

Древнерусская редакция повести публикуется по списку XVI в. — РНБ, Погодинское собрание, 808, лл. 178—186 об.; исправления по спискам, изданным в кн.: Рыстенко А. В. Легенда о св. Георгии и драконе в византийской и славяно-русской литературах. — Записки Новороссийского университета, т. 112. Одесса, 1909, с. 36—42.

Сборник, журнал, серия: Библиотека литературы Древней Руси